BURYATIA.ORG    САЙТ БУРЯТСКОГО НАРОДА



  Закрыть
Логотип buryatia.org
Обратная связь    Правила сайта    Размещение рекламы

Форум


Памяти жертв репрессии бурятского народа
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 8, 9, 10, 11, 12  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Сайт бурятского народа -> Соёл түүхын шуулган
  Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Unshagsha
эрдэмтэн


Зарегистрирован: Nov 17, 2009
Сообщения: 1040
СообщениеДобавлено: 07.01.10, 10:46 +0000     Ответить с цитатой

Дашийн Бямбасурэн:

«Государство, которое не понимает ценности этнических меньшинств, обречено на распад»
29 декабря 2009 г., 16:57

“Ничего плохого буряты российскому государству не сделали”

В начале 1990-х Монголия вопреки всем ожиданиям и прогнозам выбрала демократический путь развития. Одним из влиятельных политиков, стоявших у истоков монгольской независимости был глава совета старейшин Бурятского культурного общества Монголии, член Политсовета Демократического союза Монголии, занимавший в 1990-1992 гг. пост премьер-министра страны Дашийн Бямбасурен. БМИ публикует интервью с одним из авторов экономических реформ в Монголии, возглавлявшим правительство этой страны в самые трудные первые годы становления демократической системы.

- Уважаемый господин Бямбясурэн, прежде всего, большое спасибо, что нашли возможность встретиться. Мой первый вопрос касается конца 1980-х – начала 1990-х годов. Когда Монголия, после коллапса СССР, оказалась предоставленной самой себе, вы уже возглавляли кабинет министров страны и были членом МНРП. Почему вы приняли решение покинуть партию и поддержать демократов?

- Когда я был мальчишкой, в моем родном селе не было ни одного старого бурята. Их всех уничтожили, расстреляли, отправили на каторгу в Россию. В Дотыл сомоне, например, в 1937 году забрали всех бурят, начиная с 17 лет. Когда летом наш айл (община – ред.) хотел зарезать барана, звали мужчин-халхов из другого села. Я никогда не забуду, как женщины потом пели песни и плакали всю ночь. Вот так было. Потом бурят забирали в армию и заставляли воевать с казахами. На казахско-монгольской границе до 1953 г. было не спокойно.

С тех пор в моем сердце остался горький осадок и вопрос: почему так было? В 1986 г. в Чехословакии собирались представители социалистических стран, обсуждали разные проблемы, в том числе ставился вопрос о том, как нам развиваться дальше. Я тогда возглавлял монгольскую делегацию. Мы пришли к выводу, что нельзя совершенствовать социализм, ограничивая права собственности и права человека. И когда в МНР в конце 80-х начались острые дискуссии о том, какой должна стать новая Монголия, внутренне я уже был готов к принятию демократических процессов.
23 октября 1989 года был создан Демократический союз Монголии, я его поддержал и до сих пор придерживаюсь демократических взглядов и являюсь членом Политсовета этой партии.


http://buryat-mongolia.info/?p=1000#more-1000
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
IrisGD
заримдаа ороошо


Зарегистрирован: Dec 07, 2009
Сообщения: 29
СообщениеДобавлено: 18.04.10, 09:31 +0000     Ответить с цитатой

Мой отец рассказывал, как во время войныс Японией (9 августа 1945-2 сентября 1945), его солдата (19 лет) Красной Армии отправили во Внутреннюю Монголию КНР. Верхом на лошади в бурятской национальной одежде с легендой "ищу невесту", он передвигался от селения к селению, оставляя там газету (листовку) с призывом не бояться русских солдат и т.д. Возможно, он там встречал родственников, ушедших в 20-е годы через границу. Может быть кто-то из шэнэхэнских бурят на сайте имеет возможность расспросить стариков, может кто помнит такого юношу? Кстати, отец был статным, красивым бурятом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
damdin
заримдаа ороошо


Зарегистрирован: Feb 01, 2011
Сообщения: 21
СообщениеДобавлено: 01.02.11, 13:30 +0000     Ответить с цитатой

Из архивов КГБ
Служба и деятельность моя с 1924 по 1922 год и по апрель 1929 г.
В феврале 1914 года я был избран Баун – Харганатским волостным старшиной и прослужил вплоть до революции 1917 года
С марта 1917 года съездом бурят Хоринского аймака 8 из 8 был волостей избран был членом Хоринской аймачной думы до 1918 года, а 1918 году опять был избран на ту же должность и прослужил до мая 1919 года, в последних числах мая 1919 года, после ликвидации так называемого Балагатского движения (в ликвидации принимал участие как член Думы). Уехал домой фактически числясь членом Думы и имея на руках Мандат. Прожил дома, занимаясь хозяйством до конца 1919 года, когда сделалось у меня на работе безвластие в период восстания я выехал в Читу в начале 1920 года в Бурятскую Народную Думу. Из Думы меня направили в Эгитуйский дацан к члену Бурятской думы Элбэк- Доржи Ринчино. Он уйдя из Читы организовал Советскую власть; прожив немного я выехал в г. Читу на учение Ринчино в Бурнардуму для доставки шифра и секретных документов. Жил в Чите некоторое время может намеренно возвращался в Эгитуйск. В Эгитуйск меня члены Думы Сампилон и Цыдыпов не отправили а оставили здесь, вскоре сделался фронт и при всем желании возвратиться не мог. Вскоре Бурнардума распустилась и члены Думы уехали в Агу, а мне уехать на Запад было из-за фронта нельзя, я остался жить в Чите. Весну я прожил в Чите у гражданина Тумурова, а к лету выехал в Угдан, там я жил до осени. Осенью я выехал в Шарантский Хошун. В период проживания в Чите после роспуска Бурнардумы никакой бурятской власти не было. Везде меня буряты таскали при каждой обиде их кем-либо по всяким разным делам. Помогал им как и чем мог, ибо Мандат члена Думы ещё сохранил. Помогал освобождать из изоляции призванных в армию – единственных сыновей работников в семье мотивируя постановлением обще-бурятского съезда Октября 1919 года. В отряде Курбатова не служил и активного участия в создании отряда не принимал в глав обвинение. – С 1920 года по декабрь 1922 служил периодически Секретарем Шарынтского Хошуна … исполкома. В декабре 1922 года был арестован на совете Цырена Батуева. И из под ареста бежал боясь расстрела или самосуда, что часто в то время проходили. В момент сдачи дел (за несколько дней до ареста) секретарю Цырен Батуеву я по просьбе дать удостоверение о личности на другое имя мне – Цель заручиться удостоверением была такова. Поехать с этим удостоверением в Урчу, где в то время служили Элбэг-доржи Ринчино, Цыбен Жамцаранов, Цыден-Еши Сампилон и другие мои сослуживцы. Когда же я бежал из-под ареста использовал эти удостоверения и причислился в Могзонский сомон (где меня не знают и где работал лояльно по отношению к Советской власти, неся активное участие во всех работах по мероприятию в отношении поднятия культурной жизни Могзонских бурят. – В период последнего ареста 18/IV 19.. года я состоял председателем Ревизионной комиссии Сель/совета Членом Селькома, членом Культпросвет и Сельскохозяйственной секции сель/совета. – Если –бы я считал за собой вину, то я имел все возможности уйти. С декабря 1922 года до сего времени за границу в Монголию и работать там – Но я не считая за собой какой-либо контр-революционной вины против существующей власти не уходил за границу, а остался работать в среде своих бурят по Советской работе, это во-первых, а во-вторых, член ОГПУ, который ездил арестовывать меня с начальником (хошун) районной милиции Цоктоевым поехали ко мне, но меня дома не было, они меня не разыскали, а разыскал их я, услышав, что милиция меня ищет. Дорогой держали свободно, на ст. Яблоновый ночью я ходил в лавку покупать хлеб, один и имев возможность бежать и этого я не сделал не видя за собой никакой вины, ибо на моей совести лежала вина в побеге из под ареста в 1922 году и проживание в Могзоне под чужим именем, но этой вине желательно было при первом удобном случае сознаться и восстановить себе право, но явиться сам и заявить об этом подлежащим властям не решился. В Могзоне я обзавелся семьей, ушел в дом к одной женщине – Цырендылык Пунцуковой, которая жила с матерью вдвоем имея бедное хозяйство состоящее из 1 лошади и двух коров; прижил с ней детей, дочь 4 лет, сын 8 месяцев. Теще 68 лет, она больна. Сейчас хозяйство состоит из 1 лошади, 3 коров, телкие 1,5 года, и нескольких мелкого (голов) скота. Имущество принадлежит всецело ей; нажитого в период совместной жизни мной одним фактически нет. Обвинение к службе в отряде Курбатова - клевета, что в Колочной подтверждается свидетельскими показаниями, что касается того что я помогал освободиться из этого отряда мобилизованным единственным свидетелем может подтвердить мобилизованный властью Семенова и причисленный в этот отряд гр-н Колочного Сомона (Хооцайского) р-на Дамба Очиров и о том, что я отстаивал об освобождении единственных работников семьи при призыве мобилизованных в Чите. Знает и подтвердит гр-н Угданского Сомона Хоацайского района (Шогшим) Гунуханов (по просьбе его и др. … Галин Бадмаева из верхне(Яилонского) Сомона) я ходил с ними в (….)
Надеюсь, что следствием будет доказано мое не служение в отряде и обвинение будет снято в этом отношении, только правда, как таковая существует, а вина в названных выше двух проступках: побег из-под ареста и использование подложного удостоверения, искуплена (..): поведением и судимый в последние года а также будут применяться Манифесты – амнистии Правительства РСФСР, так Б.М. АССР издание после 1922 г., и я буду выпущен для продолжения активной работы среди бурятского народа по силе и возможности по строению Соввласти .
Гр-н Могзонского Сомона
Бато Эрдэниев –
Старая фамилия и имя (Дулзын Цыдыпов)
30/IV 1929
Чита, Камера №6
Поскриптум: Осужден отправлен на Соловки на строительство Беломор канала. Умер в 1929году.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
damdin
заримдаа ороошо


Зарегистрирован: Feb 01, 2011
Сообщения: 21
СообщениеДобавлено: 01.02.11, 13:33 +0000     Ответить с цитатой

Разностная тетрадь Хоринской Аймачной Думе
В Верхнеудинское уездное казначейство
Во Второе чрезвычайное Забайкальское Областное Земельное собрание
-145-
Гласного село собрания Дулзына Цыдыповича Цыдыпова
Докладная записка
Бурят-монголы Забайкальской области почти единственная народность по всей России которая сумела в эпоху наибольшего расцвета и могущества Советской власти сохранить островок народоправия и народовластия в лице своих Аймачных Дум и аймачных собраний земских депутатов, избранных всеобщим голосованием еще до большевистского переворота.
Это то обстоятельство и послужило причиной того, что в эпоху советской власти больше всего из сельского населения Забайкалья пострадал именно бурят-монголы.
За время существования советской власти в Восточной Сибири во всех большевистских газетах («Забайкальский рабочий», «Власть труда» и т.д.) и съездах велся поход и сыпались всяческие обвинения против бурят-монголов и их «реакционных Аймаков чиновниками кровавого Николая 2-ого», т.е. всенародных органов бурят-монгольского самоуправления.
При чем эта компания носила особенно ожесточенный и гнусный характер в так называемом прибайкальском районе, возглавленным Верхнеудинским совдепом, состоявших сплошь из потерявших человеческий облик проходимцев и каторжников типа Санторецкого, Бризона, Маслова и им подобных господ.
По подговору и инсторации этих господ была разгромлена Селенгинская Аймачная Земская Управа большивистствующими Казаками бурятами во главе с Дондоком Абидуевым, который был арестован по требованию Центронацкома Селенгинской Аймачной милицией, но отпущен большевиками за не нахождением в его действиях состава … преступления.
По отношению к нашему Хоринскому Аймаку, Верхнеудинским совдепом были ловко использованы Национально- религиозный антагонизм крестьян старообрядцев по адресу их соседей, бурят-монголов Хоринского Аймака, а также стремление тех же крестьян к беспорядочному, кому как понравиться захвату земель бурят-монголов за все время господства Верхнеудинского совдепа его агенты в лице Смолиных, Петровых, Сантрецких и др. натравливали крестьян на бурят-монголов, разъясняли первым, что, бурят-монголы являются сибирскими помещиками и что они семеновцы, не признали советской власти и т.д. В связи с этой злостной и гнусной пропагандой волна земельных захватов по Хоринскому Аймаку сразу повысилась и захватила 8 волостей и около 50 сельских обществ. (сомонов). Когда эти разбойные захваты, сопровождаемые снесением построек, выбрасыванием на улицу целых улусов, захватами огорожей, оросительных канав и накопленного сена угрожающий характер, областной исполком по требованию и настоянию Центрнацкома принужден был издать обязательное постановление воспрещающих именные и прочие захваты под страхом строгих взысканий вплоть до расстрелов, но и это не помогло, тогда Верхнеудинский совдеп созывает так называемый районный съезд с умышленно запоздалым извещением бурят-монголов через соседние русские сельские совдепы и объявив прибайкальский район особой губернией, издает особые правила по земельным делам, в коих были устранены от участия в разрешении земельных дел Аймачные земельные комитеты или отделы и заведывание и распоряжение землей передано русским уездным совдепам, а для руководства последними на том же съезде была составлена курьезная норма по деления землею, которую большевик и председатель «Центра-сибири» г. Яковлев публично назвал грабительской. По этой норме между прочим выходило, что покосные участки дают два урожая в год, что их что их ценность в два раза больше пахотных участков, что одни только крестьяне кормят все городское население и что поэтому крестьяне должны получить сверх своего надела еще столько душевых долей, сколько в прибайкалье городского населения и что якобы в прибайкалье скотоводство существует как исключение и что поэтому с ним нечего считаться при определении нормы землепользования.
Подобной наглости и откровенного цинизма и заведомой лжи мир многогрешный вероятно редко видел и слышал.
После Верхнеудинского, так называемого районного съезда выработавшего указанные выше правила и нормы началась вакханалия захвата земель нашего Хоринского Аймака. Каждое сельское крестьянское общество, облюбовавшее какой-нибудь завидный участок надельной или находящееся в десятичном пользовании земли безотносительно было ли оно застроенное постоянными жилищами, удобренного для покоса или засеянное хлебом, подавало заявление об отводе участка ему, крестьянскому обществу, подлежащему уездному совдепу и совдеп простым журнальным постановлением, и без всякого разбора заявления по существу отводил участок крестьянам, предписав держателям участка отказаться от него в виду отвода сего крестьянам, вслед за этим въезжал землемер, наемный холоп, Верхнеудинских совдеповцев, и без зазрения совести столбил кровные, политые трудовым потом земли бурят-монгол.
В результате этой провокационной предательской земельной политики Верхнеудинского совдепа взаимоотношения крестьян и бурят-монгол дошли до чрезвычайного обострения.
Отобрание земель в местности Гашей нашего Батнай Харганатского Хошуна произошло в указанном выше порядке по постановлению Верхнеудинского совдепа. В Гашей прибыл делегат исполнительного комитета Верхнеудинских советских организаций Дмитрий Капитонов Смолин крестьянин Мухоршибирской волости и без соглашения с бурятами нарезал крестьянам выселка Гашей всю площадь наших земель, на которую претендовали Шеролдайцы и кроме того Смолин отграничил Гашейцам еще и другие площади надельной земли местных бурят-монгол.
Гашейцы считали этим дело о нарезке земли поконченным и начали пользоваться отграниченной им Смолиным землей. Сам Смолин решил поселиться в Гашее и получил для себя большой земельный надел. Гашейца стали сильно теснить бурят монгол и проявлять самые грубые насилия , стали выгонять бурят из их жилищ расположенных на землях отведенных Смолиным гашейцам. Наконец 11 июля сего года были подожжены две бурятские усадьбы. Этот пожар случившийся в то время, когда в Цолгинсом дацане был праздник и было большое стечение бурятского населения вызван глубокое возмущение, последствием чего был самосуд над виновниками поджога крестьянином Прокопием Носковым его двумя сыновьями и Овчинниковым, которые были выданы крестьянами и расстреляны. Лица эти пользовались самой плохой репутацией как уголовные преступники.
Расследование и урегулирование русско бурятских отношений не последовало, вместо этого нашла себе место провокация. Именно в «Вестнике Советов Прибайкалья» издававшемся в Верхнеудинске появилась ложная заметка, что у бурят в районе Гашея появились белогвардейцы. Вышеуказанный член Совдепа Смолин, при посредстве именующего себя контрразведчиком Розе, состоявшего в Центро -Сибири, вызвал так называемый Благовещенский отряд красноармейцев из Петровского завода подвидом якобы ликвидирования находящегося в Тугнуе отряда белогвардейцев, на самом же деле отряд этот был приглашен исключительно для погрома, убийств и грабежей бурят. Для выполнения коих 25 июля старого стиля сего года по правонациональному предложению крестьян был назначен крестьянско-бурятский съезд в местности «Бурятский гашей». К этому именно времени в русское село Гашей прибыл так называемый Благовещенский отряд красноармейцев и как только собралось собрание в местности «Бурятский Гашей» из русского села Гашей появились вооруженная группа всадников, скомандовала «русские в сторону» и начала стрелять по бурятам, буряты бросились бежать в разные стороны, но многим спастись не удалось, около места заседания убито 19 человек, в том числе председатель собрания член Хоринской Аймачной Думы Дугаров и секретарь Батанай-Харганатской Хошунной Управы Доржи Ирдыниев. Затем начались массовые убийства, поджеги и грабежи бурятского населения Цолгинского и Усть- Тугнуйского сомонов совершаемые красноармейцами с участием крестьян Гашейского и других селений. Характер произведенного погрома потрясающий и носит характер народного бедствия. Уничтожена или разграблена вся домашняя утварь, похищены или приведены в полную негодность сельско -хозяйственный инвентарь. Истреблены и расхищены продовольственные запасы в зимниках, где живет большую часть года бурят-монгольское населения вышеуказанных сомонов, жилые помещения приведены в полную негодность печи и тубы разломаны, окна и двери вывернуты с колодами и разрублены или сожжены. Награбленное имущество увозилось крестьянами и красноармейцами на десятках подвод и припрятывалось в деревнях и окрестных лесах. Покосы ограбленных сомонов были потравлены и вытоптаны, а посхотины в многих местах и для удобства передвижения банд и озорства ради вырублены. Кое где пострадали посевы. Напуганное и терроризированное население долго не входило в нормальную колею и жило по лесам и горам и или вовсе осталось без сена или накосило очень мало.
Озверевшие банды красноармейцев и крестьян буйствовали целую неделю с 7 по 14 августа нового стиля подвергнув святотатственному поруганию и грабежу Цолгинского дацана, сожжены и ограблены дома лам этого дацана и дома в бурятских улусах, всего около 150, зверски убито 32 человека бурят. Трупы их с разрубленными ногами, руками, головами и т.д. найдены в колодцах. Малый процент убитых бурят получился от того что при начале погрома все бурятское население бежало в горы. Оставленные же на произвол судьбы жилища лам Цолгинского дацана и бурят Цолгинского и Усть Тугнуйского сомонов почти все разграблены,,,,,,,,,
Кроме сего ограблены Барун-Харганатское Кредитное Товарищество, Цолгинское общество потребителей и касса Батанай Харганатской Хошунной Управы.
Всего убытков определяется на 820 000 рублей. Бурятская администрация, как только получила сведения об означенном происшествии стало экстренно хлопотать пред советской властью о назначении следственной комиссии для расследования этого дела и о принятии мер к прекращению погромов. Вследствие этого была назначена следственная комиссия в составе двух представителей от советской власти Витынь и Петрова и одного представителя от Бурятского национального комитета. Комиссия эта проработав с 15 по 22 августа сего года распалась ввиду того что первые два члена с падением советской власти скрылись, следственный же материал остался у члена Бурятского национального комитета Ирдыниева, который в последствии передал его вновь образованной Верхнеудинским Земством и судебным ведомством следственной комиссии, которая начав свои действия 7 сентября нового стиля продолжает работать для освещения дела во всех деталях.
Все изложенное здесь подтверждает следственный материал как той комиссии которая была образована советской властью, так и ныне работающей.
Население нашего хошуна и Аймака надеется что означенный здесь печальный факт будет освещен всесторонне, злоумышленники будут преданы в руки правосудия.
Принимая вор внимание, что учиненные погромами действия носят массовый, общенародный характер и привели к полному разорению и обнищанию многих пострадавших, что в погроме принимало активное участие русско-крестьянское население. Которое обогатилось за счет ограбленных своих соседей, что погром носил меж национальный характер и является местью за отстаивание нами бурят монголами основ народоправие, я как уполномоченный пострадавших и Аймака считаю своим священным долгом настоятельно ходатайствовать перед Земским собранием о немедленной выдаче в надлежащем размере ссуды пострадавшим из общеземской кассы правительственных средств и за счет погромщиков на восстановление хозяйства и в пособии сиротам и нуждающимся семьям убитых и изувеченных во время погрома 29 сентября 1918 года.
Подписал гласный Дулзын Цыдыпов
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
damdin
заримдаа ороошо


Зарегистрирован: Feb 01, 2011
Сообщения: 21
СообщениеДобавлено: 01.02.11, 13:36 +0000     Ответить с цитатой

Из архивов
Копия
В Земельный Отдел Забайкальской областной Земской Управы.
На предложение Ваше от 16 апреля за №653, Земельный Отдел Аймачной Думы имеет доложить следующее:
1. При самодержавном Правительстве Хоринский Аймак составлял 8 инородческих волостей Верхнеудинского уезда, а именно: Галзотскую, Кубдутекунскую, Хоацайскую, Гочитскую, Барун-Харганатскую, Полгискую и Ходайскую. Органами землеустройства старого правительства было приступлено к работам у бурят в некоторых волостях с 1905 года. Из всех 8 волостей землеустройство до Всероссийского Государственного переворота проходило в волостях: Барун-Харганатского, Цолгинской, Ходайской, Кубдутекунской, Хоацайской, и в частях Гочитской и Харганатской волостей, но нигде законченно юридически не было, т.е. не выданы отводные записки и другие документы. Не безызвестно что руссофикатская политика старого правительства, связывала………………………………
соту землеустройства старожилого бурятского населения , т.к. громадное пространство
сплошь малоудобное для хозяйственных целей земель Хоринского Аймака при установленной основным законом 1902 года мизерной норме для скотоводов, давало возможность землеустроительно-переселенческим чиновникам образовать из фактического владения бурят огромную массу переселенческих участков во первых являясь исполнителями целей и заданий центрального Правительства елико возможно больше перебросить в Сибирь переселенцев из Европейской России, мешавших простору и аппетитам дворянства и помещества, стоявшим во главе бюрократического кормила с одной стороны с одной стороны и насаждаемым ………………………….
- с другой – отграничивать те удобные клочки земли под эти переселенческие участки, какие облюбовывались ими для крестьянского хозяйства
во вторых, не принимая в расчет ни фактического владения старожильческого населения бурят, ни трудов произведенных ими по удобрению этих земель и ни на постройки, возведенные на них старожилами бурятами. Таким образом создавалась возможность заселения русских между бурят в виде шахматных клеток образую сплошную чрезполосицу. Все заявления о вопиющих несправедливостях землеустройства, все жалобы и протесты бурят, подаваемые подлежащим учреждениям и в плоть до Правительствующего сената, оставлялись или без последствия или не рассмотренными. С 1910-12 года не смотря на не окончание с юридической точки зрения среди бурят землеустройства, т.е. не выдав документов и отводных записей началось уже заселение отграниченных переселенческих участков в разных местах района Аймака. С весны 1917 года т.е. со времени всероссийского государственного переворота в некоторых местах начались походы на бурятские земли соседних старожилых крестьян и переселенцев и все попытки по пути урегулирования этих захватов в то время существовавших Земельных Комитетов и административных должностных лиц были бессильны и захваты в некоторых местах, как участки Кэрдо, Кука, Самсал и др., продолжались до большевистского переворота 1918 года; с большевистским переворотом насилия и захвата бурятских земель крестьянским населением при содействии совдепов, разрешающих одним росчерком пера владение бурятских земель крестьянами, превзошли всякие границы. Крестьяне враждебно настроенные к мирному беззащитному бурятскому народу, с ми охраняемые штыками красной армии, отчасти подстрекаемые провокаторами- совдепцами, везде и всюду бесцеремонно захватывали бурятские земли приступали к разделу пользования таковыми. Все ходатайства и требования самих бурят и бурятских учреждений ни к какому положительному результату не приводили ввиду усиленной враждебности со стороны главным образом прибайкальских крестьян, в конце концов из-за боязни быть стертыми с лица земли, принуждены были сами буряты делать уступки своих земель. С сибирским переворотом, после издания Сибирским Правительством Закона о беспрекословном сохранении границ землепользования по границам, существовавшим до 1917 года, Закона 25 июля 1918 года и Закона 6 июля 1918 года о частновладельческих имениях и землях, взятого в основу при урегулировании земельных споров Забайкальским Областным 2-м Чрезвычайным Земским Собранием и наконец постановление последнего от 29 сентября 1918 года, буряты стали ходатайствовать о восстановлении попранных их прав, о возвращении захваченных земель с накошенным сеном и о воспрещении дальнейших захвата и пользовании. Последствия этих ходатайств и результатов трудов смешанных Комиссий, которые в прошлую зиму в разные места выезжали исключительно только для разрешения вопросов о сене, известны Областному Земельному Комитету. Работой ни одной такой Комиссии, за исключение вопроса о сене по Кэрдэдинскому и Кукинскому переселенческим участкам, ничего не сделала для потерпевших бурят, т.к. само крестьянское население не шло на встречу желаниям Комиссии урегулировать споры мирным путем, почему уговоры последних оставались бессильными и в конце концов мнение одного представителя бурят оставалось в меньшинстве, а сена вывозились преспокойно крестьянами не смотря на воспрещение как Областного , так и Уездных Земских Управ и скармливались. Вопросы же как о сене, так и о земле к рассмотрению подлежащей функции земельных учреждений не подвергались.
Из вышеизложенного явно вытекает , что права бурятского народа на землю, основанные на юридическом принципе или по традиции пользования и бытовым условиям, безжалостно попирались . Случаи передвижения границ вне оснований, были обыденными явлениями.
Аймачный Земельный Отдел, выдвигая вышеизложенное положение препирательств и прав землепользования бурят к землеустроительно – переселенческой политике старого правительства, так и крестьянами старожилами Свободной демократической России, со своей стороны полагает, что созыв съезда представителей Уездных и Аймачных Земельных Отделов Области для разрешения подобных вопиющих вопросов по отношению к урегулированию землепользования населения области и по подготовке аграрной реформы необходим из тот съезд должен разрешить вопрос по урегулированию землепользования в законодательном порядке, руководствуясь правами на землю, основанными на юридическом признаке, традиции пользования и бытовых условий жизни.
2. Подходя к вопросу по подготовке аграрной реформы, Аймачный Земельный Отдел занести записи -м_____ в свое распоряжение материалов, наметить какое либо существенное положение, могущее быть предметом обсуждения съезда не может___++_+++, но тем не менее полагает что съезд приступил к работе по подготовке аграрной реформы должен во-первых оградить в законодательном порядке неприкосновенность границ фактического землепользования населения существовавшему 1917 года *авна, впредь до издания основного Закона Всероссийский Учредительным Собранием о пользовании вообще.
2.Выработать норму землепользования хозяйств: 3. Земледельческо-крестьянского с земледельческо- скотоводческого в чисто скотоводческого, строго сообразуясь с климатическими и почвенными условиями местностей. 3. Постановить обязательным пересмотр прежних работ землеустройства старожилого населения вообще, а бурятского в частности. 4. Воспретить приток переселения в Забайкалье до окончательного устройства жизни самих Забайкальцев *снут*и. 5.принять меры к уничтожению чрезполосиц землепользования различных___++///
Излишки отграничивать малоземельному старожилому населению области . 10. Наибольшие излишки, оставшиеся по получении полного надела обществом, оставлять старожилому населению в запасе .11. загранные мелкие участки, в виде прежних казенно-оброчных статей, оставшиеся по отграничении запасного фонда, оставлять в пользу земства, но сдавать в аренду преимущественно тому старожилому обществу, из землепользования коих отчуждение и 12., прежде чем, из земельных излишков отграничивать переселенческие участки, нужно образовать земельные фонды для культурно-просветительских целей Земства.
Подлинный подписал: Заведующий Земельным отделом Хоринской Аймачной Управы /подписал/ Д. Цыдыпов
С подлинным верно:
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
a-unside
ахамад


Зарегистрирован: Sep 21, 2009
Сообщения: 942
СообщениеДобавлено: 04.07.11, 05:09 +0000     Ответить с цитатой

В связи со 120-летием прадеда, наступившего в этом году, хочу опубликовать некоторые материалы о нем.

Рассказ о выдающемся сыне бурятского народа Батоцыренове Жигжитжабе Батоцыреновиче мы начнем с официальной выписки из базы данных под названием «Жертвы политического террора в СССР» проекта, созданного международным обществом «Мемориал». http://lists.memo.ru/index2.htm:
Цитата:
Батоциренов Жигжит Жап
Родился в 1881 г., Бурятия, Улан-Ононский айм., Буйлостай улус; бурят; б/п; работал инструктором совета общества изучения Бурят-Монголии при БурЦИКе. Проживал: г. Улан-Удэ.
Арестован 9 апреля 1937 г.
Приговорен: Тройка при УНКВД Иркутской обл. 4 декабря 1937 г., обв.: по ст. ст. 58-1 "а", 58-7, 58-10, 58-11 УК РСФСР.
Приговор: расстрел Расстрелян 9 декабря 1937 г. Место захоронения - г. Иркутск. Реабилитирован 31 марта 1956 г. постановлением комиссии Иркутской области по пересмотру уголовных дел на осужденных за контрреволюционные преступления
Источник: Книга памяти Иркутской обл.



Его аппеляционная жалоба во ВЦИК ВКП(б):

Цитата:
КОПИЯ
В Центральную Контрольную комиссию
Всесоюзной Коммунистической партии большевиков
б. члена ВКП(б) Бурят-Монгольской
организации Жигжитжаб Батоцыренова

на решение Сибирской Контрольной
комиссии ВКП от 28 мая 1930 г. за
№ 16/44 и Бурят-Монгольской Контрольной
Комиссии от 22 мая 1929 г. за №23

Апелляционная жалоба.

Многочисленные обвинения меня, изложенные в постановлении областной Контрольной Комиссии за №23 слишком преувеличены, и решение вынесено скоропалительно, без достаточного изучения и проверки фактов данного дела, а, самое главное, областная Контрольная Комиссия, вынося решение предварительно, не нашла нужным затребовать от ячейки ВКП(б) №11 Наркомзема, где я последние четыре года беспрерывно работал, т.е. со времени вступления в ряды ВКП, а ограничился теми данными, кои поступили с мест, где я работал в прежнее время до 1924 года, в бытность беспартийным. При этом областная Контрольная Комиссия не приняла во внимание, ни при каких обстоятельствах, ни при какой окружающей обстановке, и с каким политическим мировоззрение мне приходилось работать до революции, во время Империалистической и Гражданской войн, и при существовании Семеновской реакции, и Дальневосточной Демократической республики. Поэтому, нахожу нелишним, изложить для сведения ЦКК свою краткую биографию и значение района.

Я, Батоцыренов, родился в самом отдаленном от республиканского центра, Агинском аймаке. Район этот граничит с Манчжурией и Монголией, население ведет чисто скотоводческо-кочевую жизнь, где сосредоточено многочисленное ламство, кулачество и ноёнство. Реакционная Манчжурия и буддийский восток на трудящиеся массы имеет очень сильное влияние.

Я родился в семье скотовода-середняка. В 6 лет отец научил меня читать наизусть несколько молитв. Мне казались ламские наряды и предметы, употребляемые при исполнении религиозных обрядов, весьма привлекательными, слепо верил в бога и святых, а также заместителей их на земле – лам. До 16 лет я выполнял все сельскохозяйственные работы, пас скот, косил сено и т.д. В 16 лет поступил в сельскую приходскую школу и учился два гола, где русский учитель нас заставлял читать молитвы на русском языке, до и после занятий перед русской иконой. Когда достиг 20 лет, поступил в магазин торговой фирмы мальчиком. Затем был выбран булучным сельским старостой, переводчиком в волостном правлении, в 1913 г. Состоял писарем своей инородческой волости, которая состояла из двух булуков (селений). Тогда наравне с сельским старостой Созневым, получили бронзовую юбилейную медаль в честь 300-летия дома Романовых. В следующем, 1914 г. состоял заведующим военно-конским участком. Получил бронзовую медаль за выполнение мобилизации 1914 г. Тогда все рядовые волостного масштаба получали те же медали, не как особую награду за выполнение общественной работы, т.к. все должностные лица, состоящие на работе в день объявления мобилизации, должны были получить эту вещицу.

В конце 1916 г., почти одновременно, я был избран помощником волостного старосты и членом правления т-ва потребителей в районном центре, которое обслуживало несколько волостей. Я перешел на работу в кооперацию, где работал до 1920 г. В 1920 г. из Агинского центра вернулся в свой хошун, т.к. был избран председателем Хошунной земской управы. По выбору я участвовал в одном из многочисленных молебствий. Посещать молебствие должен был как член общины, должен был принять участие в расходах в виде пожертвований, с одной стороны, и свидание с нужными лицами при сборе народа, вплоть до молодых женщин, с другой – это просто принятый обычай был, значит, я плыл по течению с массой. Из управы был освобожден через несколько месяцев, и затем, к концу года, при отступлении белых, по образованию ДВР, немного работал при штабе Красных Партизанских отрядов и затем был избран председателем хошунного комитета, и эту должность занимал до советизации края 1923 г. и после, до 1924 г., до этого времени занимая общественные должности, всегда стремился принести пользу трудовому народу, стремясь пробуждать культурное сознание. И, считаясь с обстановкой времени, конечно, тогда политический багаж у меня отсутствовал. Район этот от пролетарского центра был оторван, царствовали невежество и темнота, созданные царизмом и интервенциями. При том я был беспартийным и верующим человеком (фактически тогда мало верил). Еще в 1921 году меня возмущало безобразное эксплуататорское поведение служителей религии лам. Я попытался осудить, разоблачить обман ламства и подал заявление ламам Агинского дацана, настаивая сделать отчетность перед верующими гражданами об израсходовании дацанских средств. Я осуждал спекулятивные махинации лам, выставляя себя верующим, с единственной целью, впоследствии, на широком собрании мирян, разоблачать темные дела лам и внести раскол среди многочисленных, внутри крепко спаянных лам. В то время тактический ход именно такой нужен был. Сразу с самого начала нельзя было подойти резко и круто, ибо влияние ламства на трудовую массу было громадно. А копию этого заявления, сохранившуюся у меня, в 1929 г. представил я в обл.К.К., которая нашла мое заявление, со слов одного докладчика, антипартийным. И обвинила меня «душою болеющим человеком по делу религии».

На счет прочих обвинений, как то: связь с Табхаевщиной; участие в постройке дацана; бывший нойон, имевший от царя награду, я подробно излагал в своем письменном заявлении от 27 мая 1927 г. на имя областной К.К. это после вынесения ей решения №23, которое, до сих пор не подвергалось рассмотрению. Заявление должно находиться в делах, поэтому нахожу повторять здесь излишним.

Обвинения меня: защита кулака и нежелание коллективизироваться – эти два обвинения весьма значительны, и для меня тяжелы, т.к. это относится к периоду после советизации края, и за время моего нахождения в партии, поэтому, здесь я должен остановиться несколько подробнее.

Я с конца 1924 г. перешел на работу в Республиканский центр в Наркомзем. Тогда считался выдвиженцем со скотоводческой степи, т.к. в том году побывав в Красной Москве, на съезде Советов и на похоронах т. Ленина, бесповоротно убедившись в мощности рабочего класса, грандиозности социалистического строительства и авторитетности Коммунистической партии в мировом масштабе, я решился вступить в ряды ВКП. Со времени вступления в партию, работу проводил исключительно по заданию партийной организации и партийных товарищей, занимавших ту или иную ответственную должность. В 1928 г., когда меня командировали в район по налоговой кампании от Наркома Финансов, получил директиву, наряду с оказанием помощи – льготы беднякам, воздержаться от слишком крупного обложения зажиточной части плательщиков. Ибо в некоторых районах слишком переборщили. Принимая во внимание это задание, с одной стороны, и уверение сомонного совета и отзыв секретаря партийной ячейки, с другой, в Хоринском аймаке от одного кулака по фамилии Лобанов принял заявление, и, заседанием районной налоговой комиссии обсудили и снизили 50% индивидуального обложения. Тогда мне думалось, как будто это правильно. А спустя несколько месяцев, после 15-го партсъезда, мне ясно стало, что нехорошо поступила аймналоговая комиссия, а также и я, но эта вина не ко мне одному относится. Это была наша общая беда. Тогда даже часть областной организации страдала кое-чем. Очевидно, это был наш общий недостаток людей, еще не вполне усвоивших четкость линии партии. Это, безусловно, требовало усиления руководства вышестоящих организаций. Это особенно ясно после исправления перегибов в начале текущего года.

Обвинение меня в нежелании коллективизировать свое хозяйство. Это веское и, отчасти, если рассуждать кабинетно, справедливое обвинение. Но все же, здесь нужно считаться с объективными условиями, тормозящими колхозное движение в прошлых годах в Агинской степи. Я еще в 1912 г. состоял членом пайщиков Агинской пчеловодческой артели, которая просуществовала несколько лет, и в виду замерзания пчел, была ликвидирована. В 1922 г. при существовании ДВР в Адоголикском хошуне, по моей инициативе, была организована с/х артель из 15 хозяйств, которая просуществовала до 1925 года. Ввиду снятия работников, в том числе и меня, артель эта, не укрепленная вполне, и, не имеющая поддержку по линии Госкредита, распалась. Это была первая попытка скотоводческой степи.

В 1924 г. я своих овец простых сдал Адон-Челдонскому племхозу, заключив договор с ПХЗ, чтобы получить через три года овец-метисов с целью распространить среди кочевников. В начале 1928 г. вступил в с/х артель «Ажилчин», вновь организованную в Могойтуйском сомоне нашего аймака в 100 верстах от моего жительства, туда передал 26 голов метисов. Эта артель в начале 1929 г. или в конце 1928 г. перешла на устав коммуны, и 50% членов артели, преимущественно, середняки, тогда вышли из артели, т.к. трудовая дисциплина хромала, отчетности не велось, создавались разные склоки, отсутствовало руководство партийных и советских органов.

На заседании партколлегии 22 мая 1929 г. на заданный мне вопрос я заявил следующее: «Я с начала 28 года состою в с/х артели, куда мною внесено в пай: дом, летник, конные грабли, 2 коровы и рогатый скот разных возрастов, до 30-ти голов еще не сдано. Теперь, числюсь ли членом новой коммуны, еще не получал, хотя было послано заявление о своем желании о вхождении в коммуну». На основании этого моего заявления Областная Партколлегия признала меня виновным в «двуличной политике коллективизации своего хозяйства». Постановление КК №23 не был согласован с областным комитетом ВКП и секретарем обкома, и председателем КК было решено передать мое дело аймачной (районной) тройке для проведения чистки в общем порядке на месте, где проходила моя работа до 1924 года.

Аймачная тройка по чистке рядов партии 11 июня 1929 года, рассмотрев мое дело, несмотря на то, что большинство участников собрания партийных и беспартийных, в своих выступлениях обо мне за прежнюю работу давали отзывы в мою сторону, и, несмотря на то, что ячейка ВКП с/х коммуны «Ажилчин» дала справку, что я, Батоцыренов, числюсь членом учредителей этой коммуны, подтвердила постановление областной КК от 22 мая т/г. На мой вопрос, какую директиву дадите насчет коллективизации моего хозяйства, один из членов тройки мне ответил: «Теперь как хочешь, воля твоя, так как ты беспартийный, а беспартийным никакого совета и директивы не можем дать».

В коммуне, прожив около недели, ознакомился с бытом и нашел: совершенно отсутствовало руководство со стороны вышестоящих партийно-советских органов, отчетность не ведется, труддисциплина безобразно хромает, жилищный кризис, полнейшая антисанитария, склока и кляуза между отдельными членами, антисередняцкое и иждивенческое настроение, половая распущенность и проедание целевых средств и т.д., т.п. Против, попытавшихся наладить дело в коммуне, партийцев Аюрзанова, Цыденова и Габзонова создано со стороны некоторых партийцев враждебное настроение подсиживания и даже исключения из партии, объявления выговора на ячейковом собрании, кои вынуждены были выходить из коммуны и т.д. Аюрзанов восстановлен в партии Райкомом, и теперь преподаватель Монгол-Рабфак, Цыденов - ныне член Райживотноводсоюза, и Габзонов – председатель участ. животноводсоюза, все состоят в других колхозах. О печальном состоянии, недостатках коммуны своевременно я сообщил членам Обкома партии и Аймкому, после чего стали обращать внимание на руководство коммуной, командировав настоящего работника. В условиях Агинского аймака, при влиянии реакционного, весьма многочисленных ламства, кулачества, нойонства и некультурности масс, с самого начала коллективные хозяйства должны быть на высоте своего положения и показать хороший пример под сильным руководством, но как раз этого не хватало.

Тогда приступить мне к активной работе в рядах коммунаров и исправлять недочеты, не было условий, обстановка и настроение к каждому моему шагу они относились подозрительно, и первым долгом сказали бы: «Вот Батоцыренов исключен из партии, чуждый, мол, человек, и он хочет разлагать нас изнутри». Это хорошо я предвидел, обращая внимание на то, создавшееся внутреннее нездоровое настроение среди членов. Поэтому, я вынужден был подать заявление в совет коммуны, что пока вести работу не могу в коммуне и выехал на отдельную квартиру, взяв рогатый скот, который жена моя – степнячка, ознакомившись с внутренними неполадками коммуны, категорически отказалась сдать в коммуну, но я не имел никакого веского мотива, уговорить ее, оставив в коммуне все имущество, внесенное в пай, в бытности в с/х артели, причем сказав, что этот пай не получаю, ибо, может, через некоторое время вернусь на работу, если обстановка и условия позволят, или же вступлю в другой коллектив.

С тех пор, с июня 1929 г. по июнь 1930 г. жил в улусе в 10-ти верстах от коммуны «Ажилчин». По поручению Сом совет и общего собрания граждан, и группы бедноты беспрестанно участвовал в разных кампаниях, выполняя работы по вовлечению паев в кооперацию, по контрактации скота, распространению займа и коллективизации хозяйств. И при моем участии в марте с/г организована артель «Шинэ Зам», где я состою членом и работаю техническим руководителем. В то же время числюсь членом коммуны, где я помогал в работах при молотьбе хлеба и счетоводстве к составлению годового баланса. Этим моя трудовая помощь в коммуне ограничилась, а большую работу уделял артели. В нашей с/х артели нет жилых квартир, жил в наемной квартире, хотя жена иногда меня здорово упрекает, что дом свой, передав в коммуну, самим негде жить, и чтобы я попытался обратиться в коммуну, чтобы мне возвратили дом для жилья, а коммунары ответили – перейди обратно в коммуну работать счетоводом, будешь жить в своем доме, иначе не отдадим, нам нужна квартира, твой дом в пай взят и т.д.

10 мая 1929 г., по приказу НКЗ БМАССР, я был откомандирован в распоряжение Обкома партии, с тех пор, до июня сего, 1930 г. числился безработным членом профсоюза Рабземлеса, состоял на учете батрачкома.

В июне месяце сего года, согласно вызову Центрального Исполнительного комитета нашей республики, я перешел на работу в центр республики. Работаю в качестве ответственного секретаря ЦК и оргбюро нового алфавита.

Заявляя о вышеизложенном Центральной Контрольной Комиссии ВКП, прошу разобрать о степени виновности моей в защите кулака и нежелании коллективизироваться, и вынести решение о возможности и невозможности оставления меня в рядах партии. Если, действительно, я, по своей политической близорукости, допустил ошибки, которая отразилась на темпах строительства социализма, то, безусловно, нужно подтвердить решение областной К.К. объявлением мне точно, конкретно моих ошибок, ибо в будущем, я мог исправить.

Причем нахожу не лишним присовокупить, что к исключенному из рядов ВКП, работнику очень тяжело работать, это я на себе испытал. Отсутствие прежней энергии и духа, неверие в авторитетность своей выполняемой работы, и, самое тяжелое то, что некоторые неопытные, с низким культурным уровнем, партийные товарищи не прочь считать исключенных из рядов партии наряду с уголовными преступниками, избегают товарищеской беседы, разговора, как бы боясь подозрения в связи с чуждым элементом. И иногда, даже сознательные товарищи бывают уклончивы от бесед. И, самое главное, не дают доброго совета для исправления политически допущенных ошибок. Это нежелание помочь в нужде, кажется для меня преступным, это свидетельствует о том, что «мол, пусть катится дальше по неправильной линии, а потом, где-нибудь, на удобном месте, выступлю с критикой, как следует, тогда заслужу политический вес».

По моему глубокому убеждению, обвинение, предъявленное за период до 1924 г., за период царизма, семеновщины и ДВР, ка то: связь с ламством, инициатива постройки дацана и связь с Табхаевщиной, не имеет веского основания, им грош цена, а самое важное, следует обратить внимание на обвинение защиты кулака и нежелание коллективизации, это относится к последнему периоду за время моего состояния в рядах партии. Особенно ярко вырисовывается важность этого вопроса, когда теперь обостряется классовая борьба в деревне и улусе, и усиливается опасность правого уклона, о которых я года два тому назад, совершенно не имел такого грандиозного представления, как теперь.

Тогда я боялся, что меня обвинят в правом уклоне за то, что в 1928 г. на республиканском совещании группы бедноты и на совещании земельных работников, я выступал против утверждения правила о разверсточной единице, исключительно, едоцкому принципу в скотоводческих районах. Тогда я говорил: «В пролом году Правительство наше утвердило правило разверсточной единицы в скотоводческих районах смешанную, часть по скоту, часть по едокам, с установкой дворового минимума и хорошего качества для маломощных хозяйств и ограничением нормы с выделением плохого качества кулацким хозяйствам, срок передела земли от 3 до 10 лет. А теперь это правило изменили преждевременно, т.к. колхозы и совхозы по животноводству не развиты, а по едоцкому принципу малоедоцкие середняцкие хозяйства, за недостатком кормов, неизбежно будут сокращать количество скота. Явление это отразится на нашем общегосударственном развитии экономики». Это мое выступление шло в разрез с Постановлением 6-й областной партийной конференции. Это для меня стало ясно, когда организации стали изучать сущность правого уклона, но эту, весьма существенную мою ошибку областная Контрольная Комиссия при разборе моего дела не обратила внимания, а ссылку делали на давно прошедшие, затхлые времена, использовав выступление архи-революционеров, кои выступают ради заслужения политического веса. Причем на языке они бывают очень революционны, вроде бывших Сомпредов Зуткулеевского Очирова, Узонского Ендонова (1928), кои в 1929 г., во время чистки, были исключены из рядов партии. Последний попытался бежать в Маньчжурию, но был задержан властью, который в 1920 г. при атамане Семенове участвовал в убийстве двух русских большевиков. А первый, Очиров, в 1920 г., после отступления контрреволюции Табхаева, охранял его запас мяса, и до 1924 г. был ламой, состоял в партии до 1929 г., сохранил у себя религиозные ламские приборы.

Сибирская краевая КК просто подтвердила решение областной Контрольной Комиссии от 22 мая 1929 г., мотивируя только на моей неявке и отсутствием отзыва парторганизации. Первый вызов на 19 мая с.г., хотя я получил заблаговременно, живя в улусе, но выехать не мог, за неимением средств. А вызов на 26-е мая я не получал и ждал вызова, но вместо вызова получил решение. Сибирская краевая КК должна была обратить внимание на то, что, во-первых, на те моменты, поступившие после вынесения постановления Обл. КК, в связи с разбирательством аймачной тройки, и доводы, изложенные мною в жалобе, и, во-вторых, на то, что Обл. КК не рассмотрела мою апелляционную жалобу на решение аймачной тройки, ссылаясь подачу жалобу Сиб.КК.

Прошу ЦКК ВКП внимательно рассмотреть 3-томное дело, ныне находящееся в Сиб. КК, вынести постановление о моей судьбе.
Жалоба эта подается в 2-х экземплярах: через Обл.КК и Краев.КК, прося: первого взять выписку моей характеристики от айм. ячейки №11 за 1924 г., 1928 г., и от Агинского аймкома за второе и первое полугодие 1929-1930 г. о моей работе, представил дополнение сего и последнего все дела, касающиеся меня, полностью приложив к настоящей жалобе, и второй экземпляр – непосредственно в WRR/
Б. член ВКП Бурят-Монгольской Организации

Батоцыренов Ж.


Уважаемые читатели! Если дочитали до конца, то видите, что это был преданный родному народу, и глубоко проникшийся революционными идеями, человек. Просвещенный, и желавший видеть просвещенным свой народ.

Но репрессивная машина, управляемая невежами и карьеристами перемолола, проехавшись по судьбам всей семьи.
_________________
Ничего не происходит просто так. Научись разгадывать знаки!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Гыук
*


Зарегистрирован: Jul 5, 2003
Сообщения: 4694
СообщениеДобавлено: 04.07.11, 13:16 +0000     Ответить с цитатой

Мне кажется, что репрессии, как и война, коснулись семьи каждого в этой стране. Я знал, что по боковым линиям семьи моих родственников подверглись этому. Прадеды мои были простые крестьяне, лишь двоюродный прадед по маме погиб комсомольцем в гражданскую.

И лишь вчера, ища в Интернете данные по деду http://buryatia.org/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=22216

нашел такую запись:

Хинданов Иннокентий Константинович
Родился в 1901 г., улус Бурхал (Борохал на самом деле) Бох. аймака Иркутской обл.; бурят; образование низшее; б/п; колхозник к-за «8 Марта» в улусе Бурхал. Проживал: улус Бурхал Бох. аймака Иркутской обл..
Арестован 9 мая 1938 г.
Приговорен: Тройка УНКВД Иркутской обл. 10 июля 1938 г., обв.: по ст. 58-2, 7, 10, 11..
Приговор: ВМН Расстрелян 20 июля 1938 г. Реабилитирован 21 октября 1955 г.

Это мой двоюродный прадед. Огреб по самое: Вооруженное восстание, саботаж, антисоветчина, организация всех этих дел и т.д. Вот вам и простой крестьянин епт.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
a-unside
ахамад


Зарегистрирован: Sep 21, 2009
Сообщения: 942
СообщениеДобавлено: 06.07.11, 02:31 +0000     Ответить с цитатой

Сегодня, 6 июля 2011 в с. Чиндалей, Агинский округ, будут происходить торжества по поводу 120-летия моего прадеда Батоцыренова Ж.Б.

По просьбе моей мамы, его внучки, выкладываю его биографию, написанную ею и бабушкой (его дочерью), еще в 1980-е годы, так и не опубликованную.
Цитата:

Жигжитжаб Батоцыренович (Базарович) Батоцыренов родился зимой, в год Дракона, в 1881 году, в семье скотовода кочевника Базарова Батоцырена. Семья Базарова, как и все кочевники-скотоводы, жила в дымной войлочной юрте, в улусе Чиндалей Улан-Ононского аймака (ныне Дульдургинского района Агинского Бурятского Национального округа).

Степь, где прошли детские и юношеские годы Жигжитжаба, долгое время оставалась в стороне от общественного движения, которое развивалось в те времена в России. Население степей было абсолютно безграмотным. На всю Агинскую степь приходилась одна церковно-приходская школа, которая находилась более, чем в 100 верстах от улуса. Школа была двухлетней и богословской.

Отец Жигжитжаба не был ни особенно богатым, ни бедным скотоводом, его можно было отнести, используя терминологию советского периода, середняком. Батоцырен, как и полагалось хорошему отцу, хотел из сына вырастить хорошего хозяина-скотовода. С малых лет он привлекал сына к труду степняка-арата. Мальчик пас скот, косил сено и делал много другой крестьянской работы. Кроме того, отец Жигжитжаба заботился о духовном воспитании сына, учил его молитвам, чтению, письму на старо-монгольском алфавите.

Мальчик стремился к знаниям. В 16 лет юноше удалось вырваться из-под власти отца и поступить в приходскую школу. После окончания школы, Жигжитжаб самовольно, без разрешения отца, уехал в Читу и поступил работать мальчиком в магазин П. Бадмаева. Через три года способный юноша уже работал приказчиком. Как только выдавалось свободное время, Жигжитжаб предавался чтению книг, забывая о еде и сне. Книги были для молодого человека самыми любимыми друзьями. Таково было образование Жигжитжаба – церковно-приходская русская школа и много-много книг.

Внутренняя культура, чрезвычайная тяга к знаниям, способность быстро схватывать новые знания сделали молодого степняка из скотоводческой семьи культурным и просвещенным человеком. Молодой человек был всегда прилично одет, аккуратно причесан, начитанный, он был всегда вежлив и предупредителен. По долгу службы он часто ездил в Монголию и Китай.

Отец, в это время, по закону предков, ищет сыну невесту и привозит ему в жены славную девушку. Сын не может ослушаться отца, женится на ней и увозит с собой в Монголию. Однако, по приезде туда, девушка тяжело заболевает и умирает.

Однажды, по дороге в Ургу, Жигжитжаб заехал к отцу. В это время проходил религиозный праздник «Гол-Толгойн Обоо», на который собирался народ со всех кочевий. На празднике ему повстречалась Норжима, его будущая жена. Красавица уже была выдана замуж. Как водилось в те времена, она была сосватана еще с младенчества. Полюбившие друг друга, юноша и девушка решаются на смелый шаг, совершенно отчаянный в те времена, поступок. Нарушив закон предков, они тайно убегают. Приехав в Монголию, Норжима тоже тяжело заболевает. Но молодым повезло. Они встретили настоящего хорошего лекаря, который излечил молодую женщину от брюшного тифа за три дня.

Побег состоялся осенью, а летом молодые решились вернуться на родину. Родители простили молодых и благословили их союз. После чего молодожены уезжают в Читу.

Приказчиком Жигжитжаб проработал недолго, всего два-три года, до 1906 г. Только состоялась буржуазно-демократическая революция 1905 г. По империи прокатилась волна общественного движения. Под их влиянием молодой человек все чаще думает о судьбе своего народа. На его мировоззрение большое влияние оказали студенты гимназии Базаржапов Д., Базаров М., Гомбоин Б., Вампилов В., Жамсаранов П., Сахьяева Б.Ж. В свободное время студенты собирались у молодоженов на квартире, читали революционные книги, брошюры, по-своему воспринимали волнения, происходившие в Чите и других городах. Его и друзей все больше волновала судьба бурятского народа, и виною всему они считали царское самодержавие.
В 1906 году Жигжитжаб возвращается в родной улус с тем, чтобы просвещать народ, тем самым, открыть им глаза на мир. Об этом позже он напишет, что «всегда стремился принести пользу трудовому народу, стремясь поднять, пробуждать культурное сознание и считаться с обстановкой времени».

Жена его вспоминала то время: «Вернулись мы домой, в Чиндалей, с большим сундуком. И берег он его как золото и не расставался с ним. В нем были его книги, его духовная пища. Не было в то время печки в юрте, читал он у очага, при свете огня, ночи напролет, забывая поспать и поесть. Отец ворчал, ругал, но Жигжитжаб никогда не прекословил ему. Душа его была широка, он никогда не повышал голоса. Там, где другие начинают гневаться, он все обращал в шутку. Удивительный он был человек! Золотая душа». Жена его прожила долгую жизнь, умерла на 93-м году жизни.

С 1907 года Жигжитжаб работает в Инородческом Волостном правлении писарем и переводчиком в деревне Кужартай. Эта деревня находилась в 10-15 верстах от его родного улуса Чиндалей. Работал он здесь до 1910 года.

Был очень интересный эпизод. Однажды Жигжитжаб поехал на велосипеде. Пастухи, увидев его, разбежались в разные стороны, побросав скот. Приняли за черта. Кочевники представить себе не могли, что можно ехать на двух колеса. Они решили, что тут не обошлось без помощи нечистой силы. Этот эпизод характеризует Жигжитжаба как человека, который с энтузиазмом воспринимал все новое, особенно технические новшества. Он впервые ознакомил земляков с сепаратором, швейной машиной, сенокосилкой и другой техникой. Впервые он провел у себя канаву, посадил картофель. Соседу посадил кусты черемухи и т.д.

С 1911 года он был выбран булучным (сельским) старостой. Первое, что сделал Жигжитжаб, воспользовавшись полномочиями старосты, он стал проводить работу по основанию школы для детей кочевников – претворять в жизнь свою главную мечту.

Нетрудно представить, как тяжело было организовать заготовку и доставку стройматериалов в степи, где никогда еще не делали капитальных построек, и в отсутствие какой-либо техники. Тем не менее, школа была построена в рекордно короткие сроки. Было построено капитальное здание, в котором дети продолжали получать знания, вплоть до 50-х годов. Затем, при организации семилетней школы в 1954-1955 годах, здание было перевезено в соседнее село Токчин. Сейчас в ней живут и учатся дети животноводов. Жена Жигжитжаба вспоминала, как она, на протяжении всего строительства, поварила для строителей.

Первым учителем был приглашен Бабудоржи Гомбоин. Первыми учениками этой школы посчастливилось Пунцукдашиеву Дашицырену, Цыдено Дамдину, Базарону Гомбо, Дамбаеву Самбу, Дармаеву Дамдину и другим, которые с благодарностью вспоминала о Жигжитжабе Батоцыренове, как о проводнике в светлую, новую жизнь.

Среди первых активных строителей социализма в Бурятии, особенно, в Агинском национальном бурятском округе, были выпускники первой бурятской Чиндалейской школы. Их имена вписаны в Книгу Почета Чиндалейской восьмилетней школы, в связи с 65-летним юбилеем школы, в 1976 году. Тогда же было вручено Свидетельство основателя школы на имя Батоцыренова Ж.Б. его дочери Батоцыреновой Дулмажаб Жигжитовне.
В 1915-1916 г.г. по совместительству Жигжитжаб Батоцыренов работал заведующим военно-конским участком. Тогда все рядовые служащие волостного масштаба получали бронзовые медали за выполнение мобилизации 1914 года. Ж. Батоцыренов также был удостоен этой награды. А в 1913 году получил юбилейную бронзовую медаль в честь 300-летия Дома Романовых. (Что позже послужило одним из поводом для обвинения. прим. мое).

В конце 1916 года Жигжитжаб избирается помощником волостного старосты и членом правления товарищества потребителей в районном центре, которое обслуживало несколько волостей. Он переходит на работу в кооперацию, где работает до 1920 года. А затем его избрали председателем Хошунной земельной управы, поэтому он возвращается в свой хошун, где вскоре был освобожден.

Во время Гражданской войны принимает активное участие в работе штаба Южной группы партизанских отрядов, действующих против отрядов Семенова. Он являлся представителем бурятского населения и членом президиума Агинского Нарревкома и исполкома. Снабжает партизанские отряды продовольствием и фуражом. Чтобы парализовать действия партизанского отряда, враг преследует Жигжитжаба Батоцыренова, но, не поймав его, устраивает погром в его жилище, изрубив всю одежду и прочее имущество. При отступлении белых, по образовании ДВР, работал в штабе Красных Партизанских отрядов. Затем был избран председателем Адоголикского хошунного комитета.

В 1923 году образуется Бурят-Монгольская АССР, куда входит Агинский Бурятский Национальный округ, в то время являвшийся Агинским аймаком. Как лучшего хошунного председателя, его назначают председателем Агинского аймисполкома Советов.
4-9 декабря 1923 года в Верхнеудинске проходил I съезд Советов Бурятской АССР. Делегатом от агинских бурят был 43-летний Ж. Батоцыренов. На этом съезде он был избран членом БурЦИКа в числе других: Н.И. Трубачеевым, В.И. Амагаевым, М.Н. Баторовым. Одновременно, Ж.Батоцыренов, вместе с Трубачеевым Н.И., Амагаевым В.И., Ивановым И.И., Салаваровым М.Д. избирался делегатом на XI Всероссийский Съезд Советов, на котором его назначили в почетный караул у гроба В.И. Ленина.

Этот период стал для него переломным: «Побывав в Красной Москве на съезде Советов и на похоронах т. Ленина, бесповоротно убедившись мощности рабочего класса, грандиозности социалистического строительства, авторитетности Коммунистической партии в мировом масштабе, я решился вступить в ряды ВКП (б)», - писал Ж.Батоцыренов в статье «У тела Ильича». Действительно, человеку, получившему приходское начальное образование в юношеском возрасте, воспитанному верующим, и, переставшего верить в бога, убедившись в его выдуманном происхождении правящим классом, не контактировавшего с рабочим классом, трудно было понять сущность классовой борьбы. И он сам писал об этом: «Я плыл по течению с массой…, до этого времени занимая общественные должности, всегда стремился принести пользу трудовому народу,… Конечно, тогда политический багаж отсутствовал. Район этот от пролетарского центра был оторван». Контакт с рабочим классом – гегемоном революции – произошел у Батоцыренова в Москве. Он с искренней болью и скорбью писал о кончине великого вождя в статье «У тела Ильича».

В конце 1924 года Ж.Батоцыренов работает в Верхнеудинске. Он – член коллегии Наркомзема Бурреспублики. Одновременно, с 1926 года – член правления Центрального Кресткома и член Верхнеудинского городского Совета. На втором съезде Советов Бурятии он представляет Агинский ймак с правом решающего голоса.

О его активной деятельности в строительстве молодой республики свидетельствуют многочисленные документы, в виде выписок из приказов, справок, удостоверений, которые сохранились в его семье. О его многогранной, всесторонне развитой личности говорят другие документы, в виде публикаций на сельскохозяйственные, хозяйственные и социальные темы. Например, «Земельные правления и их защита по новому закону» на бурятском языке. Верхнеудинск, 192… г., «О разведении овец», «О скотоводстве», Буручком, Верхнеудинск, 1927 г., «Из воспоминаний о Доржи Банзарове», Бурятиеведение, вып. 1-3, 1928 г. или статья, найденная в архиве Буробкома т. Когоевой «О женщине – батрачке» и ряд других газетных статей. Замечательно и то, что один из чудом сохранившихся рассказов «В пургу», дважды изданный в 1927-1928 г.г., классифицируется в истории бурятской литературы как первая повесть (см. работы Г.Ч. Туденова, А.Б. Соктоева и других). Батоцыренов принимает активное участие в языковом строительстве в республике, являясь ответственным секретарем Центрального комитета общественного алфавита (1928г.)

В 1929 году, во время массовой чистки партийных организаций, по ложному обвинению, был исключен из партии. Позже это обвинение явилось причиной его ареста в 1937 году.
Несмотря на тяжкое обвинение, он продолжает бороться за справедливость и принимает самое активное участие в коллективизации и культурном строительстве республики. Еще в 1922 году, по инициативе Ж. Батоцыренова, в Адоголикском хошуне была организована сельхозартель из 15 хозяйств. В 1924 году, с целью улучшения породности овец в артели, сдает своих овец Адон-Челонскому племхозу, заключил договор, который предусматривал возврат овец-метисов. Когда его перевезли в Улан-Удэ, сельхозартель, не поддерживаемая руководящими кадрами и финансами по линии Госскредита, в 1925 году распалась. Не имея возможности, лично участвовать в коллективизации, в 1926 году, через письменное заявление, посредством почты, куда «…В начале 1928 г. вступил в с/х артель «Ажилчин», вновь организованной в Могойтуйском районе в 100 верстах от моего жительства, туда передав 26 голов баран-метисов, …дом, летник, конные грабли, две коровы… и т.д.». В 1929 году, будучи изгнанным из партии, принимает уже самое непосредственное участие в коллективизации, но в артели к нему относились подозрительно, и он вынужден был подать заявление об отказе работать в условиях недоверия со стороны партячейки артели, хотя простое население относилось к нему с большим доверием. «С тех пор, с июня 1929 г. жил в улусе в 10 верстах от коммуны «Ажилчин». По поручению Сомсовета и общего собрания граждан и группы бедноты беспрестанно участвовал в разных кампаниях, выполняя работы по вовлечению паев в кооперацию, по контрактации скота, распространению займа и коллективизации хозяйств, и при моем участии, в марте с.г. организована с/х артель «Шинэ зам», где состою членом коммуны, где я помогал в работах при молотьбе хлеба и счетоводстве и составлению годового баланса.

Случайно сохранившиеся пожелтевшие листки с руководством артели «Шинэ зам» свидетельствуют о том, что он продолжал руководить сельхозработами, будучи отозванным вновь в Улан-Удэ. В этих письмах на старомонгольском языке он дает разъяснения о том, как вести учет, вплоть до разъяснения, что такое «приход-расход», разъясняет, как организовать сенокос, что нужно позаботиться о продуктах питания, жилье и об орудиях труда. Тракторист из другой коммуны просит его достать запасные части к трактору, усиливая свою просьбу тем, что единственный трактор не может работать из-за отсутствия запчастей. В условиях сплошной неграмотности трудно было вести работу, все начиналось с элементарного: ликвидация неграмотности, краткосрочные курсы, антирелигиозные работы, санитарное просвещение, борьба с социальными болезнями и т.д.

10 мая 1929 г. по приказу Наркомзема он был отозван и откомандирован в распоряжение обкома партии, хотя до июня 1930 года, почему-то, по непонятным причинам, числился безработным членом профсоюза Рабземлеса и состоял на учете районного батрачкома.

С июня 1930 года, по вызову Центрального Исполнительного Комитета перешел на работу в центр республики. С декабря 1929 года является членом секции научных работников при областном отделе работников просвещения, ответственный секретарь Правительственного комитета Н.А. и В.П. при Бурятском ЦИКе Советов (1932 г.) с 1932 г. уполномоченный при РайУНХУ Селенгинского аймака (г. Новоселенгинск). В 1934-1935 г.г. – учитель школы при племхозе Иро Селенгинского аймака. С 1936 г. работал в Литфонде переводчиком.


Арест происходил дома, днем. Вся семья была дома. Его дочь Дулмажаб, моя бабушка, рассказывала, что среди чекистов была одна женщина. Что в доме перерыли все, перерыли даже пудру в пудренице(!).
Меня поразило, что арест был в апреле, а расстреляли только в декабре! Каким ужасным было это время! С детства помню рассказы пожилых людей о тюрьмах, кому довелось побывать там.
Семью же постигла участь, до 50-х годов быть в бегах. Один человек, с кем бабушка в то время работала в техникуме, помог семье, вывез ее из Верхнеудинска. Но сам тоже был арестован. Я нашла недавно, он в 1938 г был расстрелян. А бабушка так и ушла, не зная этого.
Она всегда с благодарностью вспоминала этого человека по имени Юндун, и думала, что у него все в порядке, и где-то он жив-здоров.
_________________
Ничего не происходит просто так. Научись разгадывать знаки!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
NinjA
ходо байгша


Зарегистрирован: Mar 18, 2004
Сообщения: 370
Откуда: Ханское монгольское государство (четвертый северный тумэн)
СообщениеДобавлено: 08.08.11, 22:09 +0000     Ответить с цитатой

http://vkontakte.ru/feed?section=comments&z=video2128372_160687451%2Fd205071d26ac7fe2a4

Вот дожили называется!Человек тут такие вещи про россею рассказывает и советску власть,что просто волосы дыбом встают от его безнадежной запутанности
_________________
Bi Mongol Hun!!!

"Под силой Неба Вечного
имя Хана свято,
да будет так
кто не почитает тот умрет"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора ICQ Number
Benett
ахамад


Зарегистрирован: Aug 16, 2011
Сообщения: 516
СообщениеДобавлено: 16.08.11, 10:41 +0000     Ответить с цитатой

Пришло уже время прекращать вполголоса стыдливо говорить о репрессиях, следует прямо заявить об этноциде БУРЯТСКОГО НАРОДА практически все годы существования советской власти!

Впрочем, любой зрячий и не ссыклявый человек видит отдельные признаки этноцида и в условиях современной России.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
tangut
ходо байгша


Зарегистрирован: Sep 12, 2008
Сообщения: 487
СообщениеДобавлено: 26.09.11, 11:13 +0000     Ответить с цитатой

Заставка к документальному фильму "Репрессированные из Степи" Мишеля Нейру.
http://www.youtube.com/watch?v=aNeCQx95zT4
_________________




Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
leontomsk
хүндэтэ айлшан


Зарегистрирован: Dec 11, 2011
Сообщения: 1
СообщениеДобавлено: 11.12.11, 07:49 +0000     Ответить с цитатой

Друзья!
Помогите узнать, что-нибудь о деде - начальнике штаба 12 кавполка капитане Иване Львове. Этот полк входил в Отдельную Бурят-Монгольскую Краснознамённую кавалерийскую бригаду. Дед был репрессирован в 1938, а бабушка, кажется учительница, жила до смерти в Улан-Удэ.
Владимир Львов
leontomsk@sibmail.com
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
IVVVI
шэнэхэн


Зарегистрирован: Jan 29, 2012
Сообщения: 10
СообщениеДобавлено: 29.01.12, 10:43 +0000     w Ответить с цитатой

у нас в якутии репрессировали только некоторых руководителей, якобы из-за того что хотели присоединить якутию к японии.
из москвы требовали раскулачить, раскулачили вроде 3 семьи, потом руководство якутии жестко москве сказало что кулаков в якутии нет, больше раскулачивать некого из-за суровости проживания. москва требовала, посылала какие-то цифры сколько надо раскулачить.
но так русские ничего не добились, массового раскулачивания не было, только скот согнали в колхозы.
оказывается этому человеку который спас народ надо памятник поставить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
tangut
ходо байгша


Зарегистрирован: Sep 12, 2008
Сообщения: 487
СообщениеДобавлено: 23.04.12, 11:56 +0000     Ответить с цитатой

http://neblas.org/fichiers/maquisards/Reprimes_Trombi.pdf
_________________




Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
alpin
тэнгэри


Зарегистрирован: Jul 22, 2003
Сообщения: 8546
Откуда: Улан-Удэ
СообщениеДобавлено: 23.04.12, 21:05 +0000     Re: w Ответить с цитатой

IVVVI писал(а):
из москвы требовали раскулачить, раскулачили вроде 3 семьи, потом руководство якутии жестко москве сказало что кулаков в якутии нет, больше раскулачивать некого из-за суровости проживания.

оказывается этому человеку который спас народ надо памятник поставить.
надо.
и ФИО его надо знать.
_________________
идеи становятся материальными, когда они овладевают сознанием масс
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Сайт бурятского народа -> Соёл түүхын шуулган Часовой пояс: GMT - 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 8, 9, 10, 11, 12  След.
Страница 11 из 12

Поставить закладку
Версия для печати (вся тема целиком, трафик!)

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах




Рейтинг@Mail.ru