BURYATIA.ORG    САЙТ БУРЯТСКОГО НАРОДА



  Закрыть
Логотип buryatia.org
Обратная связь    Правила сайта    Размещение рекламы

Форум


Михаил Николаевич Богданов

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Сайт бурятского народа -> Соёл түүхын шуулган
  Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Тунген
ороошо


Зарегистрирован: Jan 06, 2009
Сообщения: 88
СообщениеДобавлено: 22.03.09, 03:15 +0000     Михаил Николаевич Богданов Ответить с цитатой

Михаил Николаевич Богданов

Родился в 1878-м году в Идинском ведомстве (ныне Боханский район) Иркутской губернии в улусе Укыр, где испокон веков проживал Шаралдаевский род булагатов. Отец был состоятельным и прогрессивно настроенным человеком. Мать рано осталась вдовой, но всем своим детям сумела дать образование. Старший из братьев - Кирилл Николаевич стал народным учителем и был примером для младшего, который с малолетства приобщался к знаниям. Его первым учителем стал ссыльный поляк-повстанец. Потом Иркутское городское училище. Михаил Николаевич вспоминал первые годы ученичества:
- Сначала мне было трудно научиться думать и свободно выражать свои мысли по-русски. Но постепенно и незаметно русская речь стала как бы родной. Потом, когда после долгого отсутствия я появился в своей семье, я с изумлением чувствовал, что утратил способность механически распоряжаться запасом бурятских слов... И уже как бы со стороны, с любознательностью исследователя наблюдал над процессом восстановления родной речи.
Затем скитальческая студенческая жизнь. Вначале Казанский Учительский институт, потом Томский, Санкт-Петербургский, Берлинский, Цюрихский университеты. О тихом швейцарском городе, располагающем к научной работе он сохранил самые теплые воспоминания. Но кончились деньги, а «из дома нельзя было рассчитывать получать пособия». Пришлось возвращаться. «Все эти путешествия, приводившие в столкновение с выдающимися умами России и Европы в лице профессоров и писателей, с разнообразными общественными группами, с представителями народной массы были большой школой для странствующего студента - пишет в «Послесловии» книги М.Н. Богданова «Очерки истории Бурят-Монгольского народа» профессор Н.Н. Козьмин, подготовивший и выпустивший эту книгу в 1926 году. Далее Козьмин, продолжает: «Одной из отличительных черт М.Н. Богданова, надо считать, что он не смешивался и не терялся в толпе, это не был человек толпы с ее стихийными интересами и влечениями. Он всегда сохранял свою индивидуальность, выделявшую его в толпе и сохранявшую ему самостоятельность. В своих поисках знания он также имел собственную цель, собственную программу».
Он мечтал написать историю своего народа, охватывающую все стороны национальной жизни. Для чего создал богатую библиотеку, которую все время пополнял, выписывая книги из разных городов и стран. Часто ездил в Москву, Петербург, надолго зарываясь в библиотеки и заполняя твердым, четким и красивым почерком толстые тетради. По оценке ученых М.Н. Богданов является основоположником исторического бурятоведения, автором десятков серьезнейших научных работ аналитического и обобщающего плана. Но он не был только кабинетным работником, это был человек «с практическим уклоном и активным темпераментом» (Н.Козьмин), ставший крупным сибирским публицистом и общественным деятелем, интересовавшимся не одними проблемами бурятской жизни, но и вопросами сибирского, российского и мирового значения. Он помогал представителям многих народов - якутам, киргизам, калмыкам, хакасам. Так, в 1909-1913 гг., состоял производителем работ в переселенческом управлении Енисейской губернии, занимался отводами земельных и лесных наделов хакасам. Значение, которое имела его деятельность для них, закреплено было постановлением Национального Совета хакасов в 1917 году где Совет выражал ему свою признательность. Затем работа кооператором и уполномоченным по земельным делам в Забайкальской области, после Февральской революции 1917 г. - председатель Временного организационного комитета, председатель Забайкальского областного комитета общественных организаций, депутат Всероссийского Учредительного собрания, председатель Бурятского национального комитета, - это только вехи общественной жизни человека, чья яркая жизнь и неустанный труд для народа ждут своих исследователей.
Судьба и дела М.Н. Богданова, его духовное наследие - это полный нелегкого труда процесс национально-исторического самопознания бурятского народа - конца XIX - начала XX века. До недавнего времени эта выдающаяся личность была под запретом. И лишь в самом конце 1980-х годов о нем заговорили вновь...
Из интервью с доктором исторических наук, ведущим научным сотрудником Института Монголоведения, Буддологии и Тибетологии СО РАН Т.М. Михайловым:
- Одна из величайших заслуг М.Н. Богданова, виднейшего общественного деятеля, талантливого организатора и трибуна, революционера-народника, состоит в том, что он всей своей деятельностью революционизировал бурятское общество, создал определенное умонастроение в улусах, оказывал огромное влияние на молодую растущую интеллигенцию, нацеливая на борьбу с несправедливостью, отсталостью и реакционностью... Давно пора увековечить его память - поставить памятник в столице республики, установить мемориальные доски в местах его проживания и деятельности, подготовить и издать собрание сочинений...
Блестяще образованный и воспитанный человек, знавший многие европейские и восточные языки, обучавшийся в Томском, Санкт-Петербургском, Берлинском и Цюрихском университетах. Ученый, написавший десятки фундаментальных научных трудов. Широко известный публицист, опубликовавший сотни газетных и журнальных статей, очерков, заметок на самые различные темы, начиная от поземельного устройства у хакасов и кончая проблемами бурятского возрождения. Прекрасный организатор, трибун и общественный деятель, депутат Всероссийского Учредительного собрания, человек, с мнением которого считались по всей Сибири, не говоря уже о Забайкалье.

Из материалов Э.А.Уланова. Фото М.Богданова в молодости в кругу семьи размещена в Фотогалерее СБН.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
dGalsan
тэнгэри


Зарегистрирован: Feb 12, 2004
Сообщения: 10453
Откуда: mw
СообщениеДобавлено: 22.03.09, 07:21 +0000     Ответить с цитатой

Национальное движение западных бурят в письмах и документах. 1899-1908 гг.


Dashidondok писал(а):
Позволю себе прояснить тут некоторые моменты. Помнит, речь шла о Богданове и его оппозиционной линии. Вот информация по этому блестящему бурятскому лидеру:
"Богданов, возможно, лучше других образованный и самый блестящий из всей группы буряской интеллигенции того времени, метался в национальным самоопределении между "русским" и "бурятом". Большую часть своего образования получил в европейской части России, и, что уникально для бурята того времени, учился также в Берлине и Цюрихе. Марксистские идеи оказали на него огромное влияние, хотя принадлежал он к Социал-революционной (а не к социал-демократической) партии. Он посвятил большую часть своих активнейших трудов оседлому земледелию и связанным с этим экономическим проблемам хакасов Красноярского края и Минуссинска. Богданов мало верил в будущее малых народов в 20-м веке, и полагал, что капитализм уже стянул всерассовые и территориальные единицы в одно взаимозависимое целое. Он часто противился попыткам Жамцарано и других "инородческих" лидеров выдвинуть "монгольский" аспект бурятского наследия.
Однако русское давление на бурят встревожило его и часто заставляла поддерживать бурятских националистов. Во многих его работах поддерживается бурятская анти-российская позиция, и в 1919 году, последнем году его короткой жизни (41 год) он решительно определился в своём выборе быть бурятом, подтвердив своё решение покупкой дома в Аге.
Из семьи Богданова (Иркутские буряты: булагатский род Шаралдай) вышло несколько учителей и прочая интеллигенция. После начальной школы в Иркутске он продолжил учёбу в Казанском Педагогическом Институте, Томском и Петербургском Университетах.
В 1904 году в Санкт-Петербурге Богданов заметил, что большинство русских считают его японцем и отказываются общаться с ним. Он переживал по этому поводу и стал избегать общества, перстал показываться на людях, ограничвшись посещением университета и библиотек. Часто просто сидел дома в своей комнате. После Петербурга он предпринял необычный шаг, уехав учиться в Берлин. Однако немецкие власти депортировали его вместе с другими социал-демократами и он укрылся в Цюрихе. Но там его средства закончились и к 1905 году он вернулся в Иркутск, где возглавил Бурятский Конгресс и разработал план бурятской автономии в рамках Российской Империи.
Вскоре Богданов покинул бурятские земли и уехал в Красноярск, где был арестован в 1909 году полицией по подозрении в шпионаже в пользу Японии. Затем, однако, он был выпущен и работал в Минуссинске с 1909 по 1913 гг. в качестве эксперта по делам хакасов и прочим экономическим вопросам. После этого он вернулся в Забайкалье в качестве эксперта по мелким крдитным операциям, занимался исследованиями и очень много написал о собственности на земли у бурят, продолжил кооперативное движение вместе с Батодалем Очировым.
В это время Богданов женился на дочери железнодорожного работника, активиста ж/д рабочего движения. Его жена, Елизавета Николаевна, родила ему сына Николая и дочь Ольгу. Его читинская квартира стала центром для Забайкальской интеллигенции. Анти-бурятские действия местных русских крестьян в годы гражданской войны после революции 1917 года заставили Богданова определиться в своей национальной идентификации в пользу бурят, и в 1919 году он поселился в Аге. Он отправился в Баргу (Маньчжурия) в поисках земель, пригодных для заселения бурятами, вынужденными бежать из родных мест. По возвращении в Читу он был арестован и убит по приказу Семёнова".
Известно, что убили его чудовищным образом: сожгли в паровозной топке заживо.



http://www.buryatia.org/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=30
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
anakin
ахамад


Зарегистрирован: Oct 11, 2006
Сообщения: 734
Откуда: Шэтэ хото
СообщениеДобавлено: 23.03.09, 04:56 +0000     Ответить с цитатой

Газета "Забайкальский рабочий" от 19 марта 2009 г., № 45 (http://zabrab.chita.ru/index.php?sAction=main&nIdArticle=12845):

Областные комиссары
(Окончание. Начало в №№ 41, 45)
Институт комиссаров Временного правительства пришел на смену института губернаторов сразу после Февральской революции 1917 года. На долю людей, которые занимали этот пост, выпали не только проблемы разваливающегося хозяйства страны, но и непростые судьбы. Они в абсолютном большинстве трагически завершили свою жизнь, их имена на многие десятилетия были преданы забвению. И лишь в XXI веке начался процесс их исторической реабилитации.
В Забайкалье первым пост областного комиссара занял читинский городской голова, юрист, член партии кадетов Николай Савич. 10 апреля его сменил известный в регионе ветеринарный врач, беспартийный Андрей Дудукалов. В конце мая-начале июня его, в свою очередь, заменил меньшевик Святослав Завадский. 1 октября, уже после подавления “мятежа генерала Корнилова”, его сменил Михаил Николаевич Богданов.
Создатель Бурятской автономии
“Сперва он считал, что бурятский народ обречен на исчезновение, — писал в статье “Михаил Богданов: долгий путь домой” в марте прошлого года Евгений Хамаганов. — Потом стал одним из основателей Республики Бурятия”.
Родился Михаил в 1878 году в улусе Укыр (нынешнего Боханского района Усть-Ордынского округа) в зажиточной крестьянской семье, происходившей из северобайкальских (западных) бурят рода Шаралдай. Стоит напомнить, что западные буряты в отличие от забайкальских (восточных) приняли православие, в то время как их сородичи сохраняли приверженность буддизму или шаманизму. Интеллигенты из числа западных бурят активно стремились оевропеиться.
Михаил тем более начинал свои “университеты” с обучения у ссыльного поляка, бывшего повстанца. Затем он окончил городское училище в Иркутске и поступил в учительский институт в Казани. Однако, неудовлетворенный учебой в институте, М. Богданов был вынужден бросить его и отправиться сначала в Сибирь, где слушал лекции вольнослушателем в Томском университете, занимаясь вопросами философии, права и истории, а затем уехал в Европу. Когда Михаил учился в Петербурге, началась русско-японская война. Из-за волны антияпонской истерии пострадали и многие азиаты, в том числе Богданов. Боясь выходить на улицу, он неделями сидел дома, а потом уехал в Берлин.
Но причисленный берлинской полицией к русским студентам — социал-демократам, которые были в то время подвергнуты выселению из Пруссии как беспокойный элемент, Богданов был наряду с другими русскими студентами выслан из Берлина. Он переехал в Цюрих и работал там в университете. Однако из-за того, что у него не было средств к существованию, был вынужден вернуться в Россию. Произошло это в самый разгар Первой русской революции. И в 1905 году именно он руководил бурятскими съездами и совещаниями в Иркутской губернии, а в 1907 году был кандидатом в депутаты Государственной Думы, однако не был избран.
После этого от политики несколько отошел и даже высказал ряд неожиданных выводов. Так, в 1907 году М. Богданов опубликовал статью о грядущем исчезновении бурятского народа. По его мнению, буряты проспали свое время. Все надежды на сохранение и развитие языка, культуры, на создание национальной науки и литературы неосуществимы… При этом он решил глубже изучить народы монгольского корня, проживавшие в Российской империи. В 1907-1909 годах он изучал быт калмыков в Поволжье. В 1909-1913 годах вел работу по землеустройству среди хакасов в бывшем Минусинском уезде по урегулированию пользования оросительными сооружениями.
По прибытии в Забайкалье в 1913 году Михаил Богданов работал инспектором мелкого кредита, в том числе и по кооперации. В это же время он занимал должность помощника старосты Цугольской инородческой волости Аги.
Авторитет его среди бурятской интеллигенции к 1917 году был крайне высок. Неслучайно вскоре после Февральской революции именно Михаил Николаевич был избран председателем Временного организационного национального комитета, а затем председателем I Всебурятского съезда. Уже 6 марта 1917 года, спустя несколько дней после падения монархии, Богданов и Ринчино собирали инициативную группу по созданию бурятской автономии. При этом стоит отметить, что в тот момент он был убежденным сторонником бурятской автономии, но непременно в составе России.
И надо сказать, что к лету 1917 года его популярность была высокой не только среди бурят, но и среди русских в Забайкалье.
Последний комиссар Временного
После февраля 1917 года по своим политическим взглядам Михаил Богданов примыкал к социал-революционерам. Известно, что с мая 1917-го он был членом Забайкальского обкома партии эсеров, а позже Богданов, пользовавшийся большой популярностью среди бурятского и русского населения Забайкалья, избирался на ряд ответственных должностей: членом Забайкальского КОБа обоих созывов, на I съезде представителей сельского населения — членом Совета сельских депутатов. Выдвинутый Бурятским национальным комитетом в качестве кандидата в члены Учредительного собрания, он был избран от избирательного округа № 2. Правда, участвовать в работе Учредительного собрания ему не удалось — Забайкалье в тот момент он покинуть не мог.
1 октября 1917 года, когда ситуация в стране и регионе еще более ухудшилась, именно М. Богданов был избран областным комиссаром. Как оказалось, последним комиссаром Временного правительства.
Уже декретом съезда Советов от 26 октября 1917 года, которым объявлялось о низложении Временного правительства, вся полнота власти передавалась Советам, а комиссары Временного правительства аннулировались.
Однако в Забайкалье Октябрьская революция была осуждена подавляющим большинством социалистических организаций, и М. Богданов продолжал исполнять обязанности областного комиссара вплоть до конца того года. И, надо заметить, что в отличие от многих других регионов, включая соседний Иркутск, в Чите и в целом в Забайкалье октябрь, ноябрь и декабрь 1917 года были относительно спокойным периодом. Руководство области во главе с М. Богдановым не признало Советы, но и не поддержало выступление атамана Г. Семенова. Оно пыталось найти “третий путь”, и вечером 31 декабря 1917 года в Чите состоялось совместное заседание трех областных съездов, утвердившее новый областной орган власти — Народный Совет. В тот день и завершились полномочия последнего комиссара Временного правительства Михаила Богданова.
Сожженный
в топке паровоза
С установлением в феврале 1918 года Советской власти Михаил Николаевич отошел от активной политической деятельности, надо было как-то кормить семью. У них с Елизаветой Николаевной (работавшей фельдшером и в 1917 году ставшей общественным деятелем) были сын Николай и дочь Оля. Михаил Николаевич трудится в кооперации. После падения в августе 1918 года власти Советов в Забайкалье он возглавил Забайкальский областной союз кооперативов. Будучи избранным в марте 1919-го председателем областной земской управы, М. Богданов выступил против ликвидации земств в казачьих станицах.
Одновременно он еще активнее стал заниматься вопросами бурятской автономизации, а затем (по мере развала государства Российского) и вопросами создания независимого государства. В 1918 году Михаил Богданов стал третьим председателем Бурнацкома (после Ринчино и Жамцарано). Однако и на этом посту он проработал недолго. Захватив власть в Забайкалье, атаман Г. Семенов начал жестко диктовать свои условия. В знак протеста из состава Бурнацкома ушло несколько его членов, и в том числе его председатель. По одним данным, в этот период Михаил Николаевич скрывался в бурятских улусах, по другим, уехал на время к соплеменникам в Китай.
Осенью 1919 года его пригласили в Иркутск, где предложили войти в правительство, так называемый “Политцентр”, который потом и сверг адмирала А. Колчака. По пути в Иркутск Михаил Николаевич заехал в Читу, где жила его семья. Здесь то его и захватила семеновская контрразведка. После издевательств в застенке семеновцы заживо сожгли Богданова в топке паровоза (за год до аналогичной гибели Сергея Лазо, Алексея Луцкого и Всеволода Сибирцева).
Газета “Голос бурят-монгола” писала: “Не хватает слез у бурятского народа оплакивать смерть лучших своих сынов… Зверски убит кровавой рукой атамана Семенова вождь и борец за право и честь бурятского народа”.
Неблаговидная роль Григория Семенова в смерти Богданова до сих пор неясна. Как он пытался объяснить, дело было в “эксцессе исполнителя”. Дескать, офицеры перестарались. Хотя, как писал историк Бимба Цыбиков, непосредственные убийцы Богданова были произведены в генералы.
Так была поставлена точка в судьбе этого яркого и неординарного человека и политика.
А Забайкальская область в 1918 году была все-таки втянута в крупномасштабную гражданскую войну, которая длилась здесь еще несколько последующих лет. Память же обо всех четырех комиссарах Временного правительства в Забайкальской области, старавшихся в меру своих сил поддерживать в крае спокойную, мирную и достойную жизнь на протяжении всего бурного 1917 года, все еще требует достойного увековечения, а их судьбы — дальнейших исследований.
Александр Баринов
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Гыук
*


Зарегистрирован: Jul 5, 2003
Сообщения: 4694
СообщениеДобавлено: 23.03.09, 05:42 +0000     Ответить с цитатой

Журналист конечно постарался, в целом хорошо написал.
Но ряд моментов дословно повторяют материалы статьи
http://www.buryat-mongolia.info/?p=445&language=ru

Копираста, на первый взгляд, соблюдена, дескать
Цитата:
“Сперва он считал, что бурятский народ обречен на исчезновение, — писал в статье “Михаил Богданов: долгий путь домой” в марте прошлого года Евгений Хамаганов. — Потом стал одним из основателей Республики Бурятия”.

но можно было указать источник информации.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тунген
ороошо


Зарегистрирован: Jan 06, 2009
Сообщения: 88
СообщениеДобавлено: 23.03.09, 12:00 +0000     Ответить с цитатой

Цитата:
После издевательств в застенке семеновцы заживо сожгли Богданова в топке паровоза (за год до аналогичной гибели Сергея Лазо, Алексея Луцкого и Всеволода Сибирцева.

Достоверна информация о паровозной топке?
Говорят, что в Приморье в разных местах стоят аж три паровоза с табличками, что в топке данного паровоза японцы сожгли Лазо. Позже выяснилось, что нет достоверных данных не только, как и где казнили, но и когда и кто.

По материалам автобиографии Ц-Е.Цыдыпова:
«На вечеринке были все известные деятели Бурнардумы с семьями. Среди них известный и уважаемый в среде бурятской интеллигенции М.Н. Богданов. Вечер получился очень хорошим. После того, как гости разошлись и хозяева устроились отдыхать, вдруг пришел телефонист и вызвал их к телефону. Было около 11 часов. «Я бегу к телефону, - рассказывал Ц.-Е. Цыдыпов. - Сампилон сообщает, что семеновцами арестован Михаил Николаевич Богданов, и срочно просит меня приехать в думу. Я сейчас же поехал в думу. Оттуда вместе с Сампилоном отправляемся на квартиру М.Н. Богданова узнать подробности. Жена Богданова рассказывает, что когда они вернулись от меня, то их на квартире ожидали люди (военные) и просили пойти за ними. Богданов пошел с ними, и жена его тоже пошла сопровождать. Пришли в контрразведку Семенова, во главе которой стоял полковник Будаков. Далее жена Богданова рассказывает: завели в дом и сказали в приемной подо¬ждать. Через несколько минут приходит какой-то офицер и говорит жене Богданова уйти домой, а муж немного задержится и потом подойдет. Она ушла и сообщила об этом думе».
Сампилон и Цыдыпов сейчас же отправились в контрразведку к Будакову. Но их не пустили. Кто-то, приоткрыв дверь, сказал, что никого нет. Не теряя времени, они пошли к Шадрину и просили его вместе с ними поехать к Семенову. Так как было поздно, то Шадрин советовал не ехать, а позвонить по телефону дежурному офицеру при Семенове и доложить. Так он и сделал. Дежурный офицер сообщил, что атаман об аресте Богданова ничего не знает, просит Шадрина поехать к полковнику Тирбаху, узнать, кем и за что арестован Богданов, и выпустить. Уже втроем они отправились искать Тирбаха и кое-как нашли его в театре. Он заявил, что никаких распоряжений не отдавал. Добиться большего от него не удалось. Решили отложить до утра хлопоты, так как было уже поздно, далеко за полночь. После этого отправились к Богдановым и сообщили о безрезультатных хлопотах, все решили дождаться утра и потом действовать решительно. Утром делегация отправилась к Семенову. «Он еще спал, мы долго ждали, - продолжал изложение Цыдыпов. - Когда он нас принял, мы рассказали об аресте и тут же заявили протест и просили отдать распоряжение о немедленном освобождении арестованного Богданова. Он нам заявил, что отдаст распоряжение, и его выпустят, вышло недоразумение. Мы отправились с полной надеждой, что М.Н. Богданов скоро будет выпущен. Сообщили об этом семье Богданова и стали ждать. Уже поддень - его нет, наступает вечер - все то же. Мы начинаем беспокоиться и опять вместе с Сампилоном отправляемся к полковнику Шадрину и просим сообщить Семенову, что М.Н. Богданов до сего времени не освобожден. Бурнардума просит вторично об освобождении. Шадрин нам сообщил, что Семенов сейчас на совещании, когда он вернется, ему будет все передано. Наступает ночь, Богданова нет, и ответа от Семенова тоже. Видим и чувствуем, что дело плохо. На следующий день написали Семенову официально бумагу с протестом и требованием освобождения арестованного М.Н. Богданова. Протест был написан в резкой форме. В этот день или на другой, не помню, Семенов прислал ответ, что ваш Богданов сослан в Приморский край и находится на пути в Маньчжурию, он дал распоряжение вернуть его».
Накануне получения ответа от Семенова Цыдыпов и Сампилон зашли к полковнику Будакову. Он сообщил, что по приказу атамана Семенова Богданов выслан за пределы Забайкалья в Маньчжурию, и показал подписку, в которой Богдановым было собственноручно написано, что он без разрешения властей не имеет права возвращаться в Забайкалье. В тот же день, когда Бурнардума получила от Семенова ответ, жене Богданова принесли телеграмму следующего содержания: «Еду благополучно, выслан из Забайкалья в Маньчжурию, целую. Богданов». Все были в недоумении. Телеграмма показывала, что была подана со ст. Андриановка и передана только через два дня. Это вообще не соответствовало никаким срокам. Телеграмма показалась подозрительной, и Бурнардума тайком стала наводить справки. Выяснилось, что она была подложной, составлена семеновцами и его контрразведкой для успокоения общественного мнения. Повсюду стали распространяться слухи о том, когда и как убит М. Н. Богданов, но точно удостовериться никто не мог.
В это время приехал из Даурии в Читу барон Унгерн. Делегация Бурнардумы обратилась к нему, сообщила об исчезновении Богданова и просила помочь узнать, жив он или нет. Он обещал поговорить с Семеновым и просил зайти к нему вечером. Вечером он сообщил, что Богданова нет в живых, и стал ругать Семенова и его приближенных, допустивших непростительную ошибку. Кроме того, он предупредил, что готовится охота на Ринчино. Унгерн оказался гораздо более искренним и порядочным человеком, чем Семенов. Поблагодарив его, Сампилон и Цыдыпов ушли. Обо всем сообщили семье Богданова и предупредили Ринчино, которого через день или два отправили в улус Угдан, откуда он должен был уехать в Эгитуйский дацан. Вскоре после Ринчино туда же выехал Вампилон». (Базаров Б.В. «Неизвестное из истории панмонголизма».Улан-Удэ, 2002).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Гыук
*


Зарегистрирован: Jul 5, 2003
Сообщения: 4694
СообщениеДобавлено: 24.03.09, 02:38 +0000     Ответить с цитатой

Тунген писал(а):
Цитата:
После издевательств в застенке семеновцы заживо сожгли Богданова в топке паровоза (за год до аналогичной гибели Сергея Лазо, Алексея Луцкого и Всеволода Сибирцева.

Достоверна информация о паровозной топке?

На самом деле, неясно, был ли Богданов сожжен заживо, либо был расстрелян, а затем его тело сожгли, дабы скрыть следы преступления. Все возможно. Возможно даже, что он был "случайно застрелен".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Altang
ходо байгша


Зарегистрирован: Feb 01, 2008
Сообщения: 352
СообщениеДобавлено: 25.03.09, 04:59 +0000     Ответить с цитатой

Патриот

В Хулун-Буирском аймаке Китая, чуть севернее реки Шэнэхэн-гол, находится небольшая сопка. Сейчас вокруг живут дауры, но почитают эту сопку живущие недалеко буряты.

По воспоминаниям шэнэхэнцев именно здесь в 1917 году Михаил Николаевич Богданов вместе с База-раин Намдыком (внуком известного тайши Тугулдура Тобоева), разостлав на попоне суба (род верхней одежды), возложили сверху хадак, поклонились духам - хозяевам местности, и провозгласили: "Энэ манай нютаг боллоо" - "Теперь это наша земля (родина)".

Произошло это после того, как М.Н.Богданов и Б.Намдык заключили договор с амбанем Хулун-Буира. По этому договору бурятским эмигрантам отводились для заселения земли по долинам рек Шэнэхэн-гол, Эмин-гол и Хулгайта-гол.

Прежде здесь жили элеты - одна из монгольских народностей, шэнэхэнские буряты называют их калмыками. В 1910-х годах эпидемия выкосила кочевья элетов, выжили единицы. Именно эту опустевшую, выморочную землю отвели российским эмигрантам.

И начиная с 1918 года, когда началось массовое бегство в Халху (Внешняя Монголия) и Баргу (Китай), отведенные земли стали заселять выходцы из агинских и хоринских степей, из других уголков Бурят-Монголии, вплоть до Баргузина и Балаганска. В 1921 году губернатор (можоо-нойон) в Харбине окончательно утвердил договор о выделении земель и переселении бурят и эвенков.

К весне 1922 года в Шэнэхэнском хошуне жило уже свыше 160 семей -более семисот человек. Массовая эмиграция продолжалась до 1927 года, когда советские пограничники перекрыли границу.

Трагические события гражданской войны принесли много бед народам России. В советский период считалось, что эмигрировали в основном состоятельные граждане. Действительно: и "партизаны", и "разноцветные" войска убивали и грабили в первую очередь богатых людей - тех, у кого можно было поживиться. Но факты свидетельствуют о том, что среди бурятских эмигрантов были представители различных социальных групп, в том числе середняки и даже бедняки. И, как известно, бежали не только буряты - в те годы в Барге и Маньчжурии появилось много казачьих станиц, эвенкийских стойбищ и деревень старообрядцев, не говоря уже о десятках тысяч российских интеллигентов, священнослужителей, офицеров, предпринимателей, скопившихся в Харбине, Хайларе, Шанхае и других местах.

Сегодня в Шэнэхэне, как этническая группа, сохранившая язык, культуру, представлены в основном агинские и хоринские буряты. А, к примеру, эмигранты из Прибайкалья (шэнэхэнцы называют их "балаганские"), жившие за пределами бурятского хошуна в Хайларе и других местах, в течение одного-двух поколений окитаились и растворились практически без следа.

В книге Ц.Абиды "Современная история шэнэхэнскх бурят" подчеркнуто, что шэнэхэнцы особо почитают М.Н.Богданова, как видного деятеля национально-демократического движения, сумевшего добиться в чужой стране приюта для своих соплеменников.

События 1917 года и последующих лет все еще неоднозначно воспринимаются российским обществом, нет еще четкого и глубокого осознания процессов этого периода. Но шэнэхэнские буряты однозначно считают, что Михаил Николаевич Богданов, действовал, исходя из высоких патриотических чувств, пытался спасти свой народ.

Сэрсэгма Абидуева
Тайны Бурятии
22 ноября, 2006 года
http://www.taina.h15.ru/index.php?id_cont=...hot=onestat.php
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тунген
ороошо


Зарегистрирован: Jan 06, 2009
Сообщения: 88
СообщениеДобавлено: 29.03.09, 07:02 +0000     Ответить с цитатой

Г.В. Оглезнева, «М.Н. Богданов - личность на перекрестке культур рубежа XIX-XX вв.»: «В 1906-1907 гг. в журнале «Сибирские вопросы» активно обсуждалась проблема сохранения бурятской национальной самобытности в условиях развивающегося капитализма. Главными полемистами были Ц. Жамцарано, известный ученый-фольклорист, и М.Н. Богданов. Ц. Жамцарано, считал, что европеизация необходима и полезна, но следует сохранять лучшее из национального наследия, в частности религию (буддизм) и старомоногольскую письменность. М.Н. Богданов не возражал против желательности такой перспективы, но не верил в ее возможность. Он полагал, что процесс капиталистического развития разрушает почти все национальные различия, а возрождающаяся бурятская культура, несомненно, будет раздавлена капиталом, поскольку буряты «проспали свое время». А потому, считал М.Н. Богданов, «спасение наше не в том, чтобы дрожать над выдуманными нами национальны¬ми особенностями, а в возможно скором и прочном усвоении цивилизации». Эта полемика не раз была предметом изучения, но наиболее емко охарактеризовал ее Н.Н. Козьмин в 20-х гг. XX в., сравнив с расколом русской интеллигенции на славянофилов и западников и определив одно течение как монголофильское, а другое - как западническое. Вполне закономерно, что М.Н. Богданов в этом споре оказался лидером западников». (Культура и интеллигенция России между рубежами веков: Метаморфозы творчества. Интеллектуальные ландшафты (конец XIX в. - начало XXI в. Омск: ОмГУ, 2003)
Как известно, Богданов потом очень серьезно изменил свои взгляды.

«…Из работ Богданова следует отметить ряд ценных этнографических очерков в "Известиях" Вост.-Сибирского отдела Географического об-ва и в газете "Сибирь", (под псевдонимом Н. Тостажаков); статьи по бурятским вопросам в газете "Сибирь", под псевдонимом Гайган Цыженов, в "Известиях" Западно-Сибирского отдела Географического об-ва и др.; "Очерки истории бурят-монгольского народа"; интересную работу по вопросам землепользования и землеустройства бурят, изданную в виде "докладной записки" (изд. Цугольского волостного правления), и затем ряд статей по вопросам кооперативного строительства. Большинство работ относится к периоду 1909—13». dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/11541/Богданов, - 21k
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
curious1
мүнхэ


Зарегистрирован: Aug 28, 2003
Сообщения: 2590
СообщениеДобавлено: 29.03.09, 19:04 +0000     Ответить с цитатой

Я читала работу Г. В. Оглезневой. Мне показалось, что эта работа полностью не отражает деятельность М.Н. Богданова. Она освещает только период, когда Богданов считал, что ассимилиция неизбежна, но как Богданов изменил свою точку зрения, и как он создавал автономию бурят, Оглезнева в своей работе опускает.
Она описывает лубочные картинки о бурятах в Иркутске в конце 19 - начале 20 века - непример, как буряты приобщались к цивилизации и могли даже смотреть велосипедные гонки, а почему буряты в деревнях "не обращали внимания" на русские школы, она почему-то не анализирует.
Конечно же, как я уже сказала, она не упоминает о том, что Богданов стал активным создателем бурятской автономии и почему он был сторонником кооперации.

Скорее всего, все было не так красиво, как хотела бы Оглезнева - Богданов приехал из-за границ, сравнил положение бурят и русских крестьян, увидел, какое давление оказывают на западных бурят колонизаторы, и понял, что для бурят нет другого выхода, как создание собственной автономии.
_________________
Faith is not something to grasp, it is a state to grow into.
Mohandas Gandhi

http://russianminority.blogspot.com/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Тунген
ороошо


Зарегистрирован: Jan 06, 2009
Сообщения: 88
СообщениеДобавлено: 01.04.09, 09:22 +0000     Ответить с цитатой

Тоже был удивлен, что авторша ничего не сказала об эволюции взглядов М.Н.Богданова и т.д. «Колониальная историография», однако.
В конце 50-х – начале 60-х годов, поведал пожилой родственник Богданова, в Ленинграде жил очень старый человек, тоже родич Михаила Николаевича, который собрал много материалов о его деятельности. Что стало с этим архивом - пока неведомо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Сайт бурятского народа -> Соёл түүхын шуулган Часовой пояс: GMT - 3
Страница 1 из 1

Поставить закладку
Версия для печати (вся тема целиком, трафик!)

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах




Рейтинг@Mail.ru